Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:58 

Остаться в живых – рыжий #8

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Зойсайт лежал на кровати в одной из спален Нефритовского особняка и разглядывал тени на потолке. Тени следовали за ветром, гнавшим тучи мимо почти полной луны и качавшим ветви деревьев, и мысли лениво текли в такт теням. Сон не шёл – то ли день был слишком тяжёлым, то ли ночь – слишком тихой, то ли будущее – очевидно нерадостным. Зойсайт уже устал ругать себя за минутную слабость, так неудачно прорвавшуюся в разговоре с Кунсайтом. Этой ночью он испытывал лишь лёгкое отстранённое любопытство – ни ревности, ни тревоги, ни злости, что на этот раз им не досталось ни одного спокойного дня, если не полагать таковыми первые три, когда Кунсайт пил, Нефрит искал Джедайта, а Зойсайт думал.

Он уже дважды пытался связаться с Кунсайтом, отправившимся к Венере, но тот не отвечал, хотя и был очевидно жив. Нефрит с Джедом оставались на кухне, когда он отправился наверх. С одной стороны, всё менялось слишком сильно и слишком быстро, чтобы всерьёз рассчитывать на точный анализ ситуации, а с другой, имело смысл воспользоваться очевидно временным затишьем и поспать. Но сон так и не пришёл.

Мысли его в очередной раз неспешно обратились к телепорту – к той неотслеживаемой лёгкости, с которой Кунсайт провалился сквозь ткань мира, чтобы появиться неподалёку от Венеры. Интересно, каково это – практически без усилий, не меняя рисунка силовых нитей, просто шагнуть сквозь пространство? Зойсайт вспомнил, как впервые почувствовал в себе магическую энергию – сразу после слияния с демоном Металлии. Для других, как он уже понял, шок не был столь мощным – они были магами и раньше, но для Зойсайта демоническая сущность открыла новое измерение жизни. Эта сущность всегда требовала больших волевых усилий и высочайшей концентрации, но свобода, получаемая в результате, оправдывала любые вложения – даже смерть.

А теперь он чувствовал, как демоническая сила тает, энергетические нити теряют упругость – с гибелью Металлии исчез и магический источник. И в отличие от остальных Зойсайт не мог восстановить свои силы, не забирая энергию у людей – да и в успехе этого предприятия был не уверен. Лёгкость же, с которой Кунсайт воспользовался телепортом, навела его на идею, которая была ещё более рискованной, чем охота за человеческой энергией. У него, Зойсайта, во времена Серебряного Тысячелетия тоже была невеста.

Приняв окончательное решение, он не стал медлить и уже через полчаса вывел из гаража мотоцикл. Последним, что отобразилось на экране ноутбука перед выключением, была карта района, в котором жила Ами Мицуно, перерождённая принцесса Меркурия.

@темы: Фанфикш, Остаться в живых, DarkKingdom

00:53 

Шаг за шагом

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Штрих, ещё один, ещё...

На фотографии смеётся молодая женщина. На другой - она же. На третьей... Сухие короткие столбцы: имя, возраст, профессия. Что ему это имя? Задумчивая. Улыбается. Сосредоточенно смотрит в книгу. И где-то внутри - одна и та же - бьётся об эту оболочку: красивую, ровную, всегда молчащую. В каждой тени, в каждом движении, в каждом взгляде - скребётся, стучит, хочет вырваться. Не к миру - к себе. А та, которая улыбается, и задумчивая, и сосредоточенная - боится, вздрагивает от внутреннего шороха, от волнения и беспокойства. Даже когда смеётся. Особенно когда.

Штрих, ещё один, снова...

Та, которая внутри - такая же, как на фотографиях. Та же. Почти - чуть изменён разрез глаз, слегка поплывший контур лица, одежда - о которой смеющаяся, сосредоточенная, задумчивая - даже не помышляет, высоко забранные волосы, удерживаемые двумя тонкими шпильками - кистью и стилетом... Если бы та, смеющаяся, вышла бы к зеркалу такая - разбила бы вмиг, спасаясь от неминуемой целостности. Но она не выйдет.

Штрих, ещё, и ещё два - и вот эскиз готов, эскиз двух тонких шпилек - почти что кисти и почти что стилета.

Одеваясь, он постарался проскользнуть мимо зеркала - не разбить бы ненароком.

@темы: Фанфикш, Очищение, DarkKingdom

11:59 

Ящерица

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Цветные карандаши, А4



Май 2013

@темы: Нарисовано

11:58 

Лягушка

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Цветные карандаши, А5



Май 2013

@темы: Нарисовано

12:21 

Как Мать Зверей к Маре-Моране летала

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Когда видятся Мать Зверей и Мара-Морана? Нетрудно сказать.

Так повелось, что как зачинает Мать Зверей дело какое - берёт прядь волос своих и заплетает в косу, украшает чем под руку случится - не случается под рукой ничего случайного у Матери Зверей, заведено так. А как кончит дело - косу ту расплетает, волосы расчёсывает костяным гребнем.

И плетёт-расплетает она свои косы с Самайна по Бельтайн и с Бельтайна по Самайн, и в тёмное время, и в светлое. И иные пряди блестят, не по разу в день гребню радуясь, а иные висят спелёнутые и луну, и две, а то и долее. И когда таких прядей нечёсанных много становится, темнеет ликом Мать Зверей, темнеет и Лес на той стороне вслед за нею. Не поют птицы, не играют ойры, уходят, прячутся меж подводных корней ундины, а озеро, что в сердце Леса, что разом и врата, и дорога, тонкой ледяной коркой не в свой черёд покрывается. И тогда уже не может Мать Зверей сама свои косы-космы расчесать, нити-грибницы свои раскинуть - помощь ей требуется. Да не под ближайшей сосной сыскать её, помощь ту - долгий путь предстоит.

А в первый-то раз и ещё сложнее было.

Сперва надобно ей было подготовиться к дороге той - не весь путь ляжет под могучие крылья Тифона. Да и прийти с руками пустыми, как побирушке нищей - много ли чести? Не прогонят с порога - не гоняют оттуда никого, разве кто отличиться сумеет, да всё одно негоже. И дорога не из простых, это не из дуба выйти да в ракиту войти, по живым травам да палой листве стелясь от дерева к дереву, от любого ветра за любым стволом укрываясь да посмеиваясь шелестом семян-серёжек. Из коры в кору и нежной кожей войти - довольно и того будет.

Откуда взять одежду было Матери Зверей? Нетрудно сказать. За большим камнем, между корней того ясеня, что стал потом Лесом на той стороне, на берегу озера, что разом и врата, и дорога, лежит одежда. Детская одежда, на мальчика и на девочку, с тех времён, когда не было ещё Матери Зверей, но были двое, которые потом стали одной. Разделить нетрудно, соединить трудней. Но прошёл Мабон, полетели пауки-странники на серебряных паутинках в новые миры к новым жизням - там и нити нашлись. А покуда Мабон не настал, готовиться начала.

Пошла она к озеру, что разом и врата и дорога. Замёрзло озеро, льдом искрит, переливается. Легла на ветку ивовую, толстую, что над самой водой склонилась, над омутом, где ундины спрятались до тепла, постучала аккуратно, точно в гости, а не домой к себе. Раскрылась полынья, появилась надо льдом голова женская с волосами зелёно-синими, кожей бледной. Посмотрела ундина на Мать Зверей, обратно в полынью ушла. Затем вернулась с четырьмя большими рыбинами: лещ не лещ, подлещик не подлещик, а всё одно, рыба холодная, в листья водорослей широких завёрнутая - не испортится так в дороге, зверей хищных не приманит. Обменяла тогда Мать Зверей завёрток чудный на не меньшую диковинку - в лопушок невзрачный упрятанные коренья трав, что растут на Холмах, не в Лесу на той стороне уже. Примутся эти коренья в илистом дне, расцветут новые сады подводные, дев озёрных порадуют. А рыбу ту в сумку дорожную сложила.

Но то для пути было сделано, не для хозяйки, а хозяйке свой гостинец надобно, да что ей принести-то? Всё есть у Мары-Мораны, и дворец у неё - белый, великолепный, гранями льда искрящийся что во тьме ночной, что в лучах последнего солнца, пробивающихся из пасти зверя, которого кормит хозяйка ночи тёплыми сердцами. Всё есть в белой пустыне - да красок нет, а праздники близко и всем радостны, и Моране тоже. Откопала тогда Мать Зверей корней разных красящих - и золотым, и изумрудным, и рубиновым, и лазурным - высушила да истолкла в порошок мелкий. С собой взяла.

Мабон прошёл - другое пришло: соскользнёт ведь Мать Зверей в одежде с спины могучего Тифона, даже до Ра не долетит, не то что до замка Мораны, но туда поверху и не добраться. Упряжь нужна. К кузнецу надо, да к тому, кто осилит Тифона взнуздать. А кто лучше китаврасов упряжь подгонит - про то неведомо. Вышла тогда Мать Зверей в холмы да поля, оставила Лес на той стороне, оставила тёмно-косматое, пошла одетая босиком по ломкому осеннему льду - ликом светла, волос короткий - не в космах же идти! - а над головой Тифон круги закладывает. Нет сейчас пути на спине той горы, что огонь в себе скрыла. Шла так она вперёд, а сама ждала, ждала, когда пронзит хмарь небесную золотая стрела китавраса-охотника, китавраса-кузнеца, который сам себе и человек, и зверь вольный.

Дождалась. Мелькнула стрела в воздухе, взревел Тифон подраненный да с небес на твердь холмов спустился, явился к добыче охотник - китаврас мудро-могучий в виде мужа расцветных лет верхом на кауром жеребце знатной стати, каков он всегда между Мабоном и Самайном. Поговорили они - и грозно, и весело, а то и по-деловому - и скрылись в Холме. А как вышла Мать Зверей из Холма - глядь, а Самайн минул, и Тифон в новой упряжи в небеса рвётся, да и сама она - глаз блестит, на ногах сапоги, мехом подбитые, сама в шубку рысьего меха кутается, в сумку серебряные нити прячет - звенят нити, переливаются, в мелодию тихую, нежную сплетаются.

Поднял огнедышащий Тифон Мать Зверей в воздух. Легко лететь ему, и ей легко, надежно в седле, слаженном умелым мастером. Север, и ветер, и снег - летели они всё дальше и дальше, и звёзды здоровались с ними. Неутомим был Тифон, проступило тёмно-косматое вновь в лике у Матери Зверей, а путь всё ложился и ложился под крылья. Так долетели они до реки Ра, ледяной реки, что Правь от Нави отделяет. Взмахнул крыльями Тифон - а приземлился уже на другом берегу. Лёд вокруг себя дыханием растопил, да так и улёгся спать.

Сняла тогда Мать Зверей седло с Тифона, вышла на высокий берег Ра, посмотрела на лес вдалеке - тёмный, заснеженный, неприступный. Выложила тогда на камень две рыбы, что от ундин получила, а две оставила на обратный путь. Ждать стала. Появились из леса две рыси - каждая размером с лошадь мелкую, в шубах густых серых, с лапами шириной с голову ребёнка. Скользят по снегу бесшумно, не проваливаются, кистями прядут - добычу учуяли, да такую, какая никогда им с лапы цепкие не попадается сама - рыба, что в тёплых водах водится. Не заплывает она в ледяные воды Ра, да больно уж вкусна и жирная та рыба, хоть и мало её. Накинулись рыси на рыбу, тут Мать Зверей на них нити серебряные, у китавраса-кузнеца в Холмах полученные, накинула, к седлу приторочила. Вздрогнули рыси - и понеслись, только снег завился вокруг.

Недолго бежали - да ногами того пути и за две недели не проделать. Встала Мать Зверей, сняла с них цепи серебряные, в сумку сложила - вдохнуть не успела, как скрылись рыси в лесу: словно туман растаял, так их не стало. И встал перед ней дворец - белый, величественный, весь из вечного льда, на гранях лучи солнца последнего играют. Пошла по дороге накатанной - на санях, видать, гости дорогие приезжают, не на кошках лесных - прямо к самим воротам. Закрыты оказались те ворота - да громче самого громкого стука для них живое тепло. Приложила Мать Зверей голую ладонь к воротам, распахнулись створки. Так во двор прошла. А в дверях замковых хозяйка стоит, Мара-Морана - волосом черна, ликом бела, стан стройный, прямой, лицом то ли гневается, то ли смеётся. Поклонилась тогда Мать Зверей, сказала:
- Славься, Морана-избавительница!
- Что, опять?! - засмеялась Морана, на косы-космы, до ледяного пола свесившиеся, глядя. - Дошла-таки. Заходи давай.

Прошли они тогда на кухню - единственное место, сложенное не только изо льда, но и с очагом из огненного камня, из-за реки, из других краёв мира привезённого теми, кто к Моране на поклон приходил. Нагрела Морана воду, начала отмывать-расплетать косы-космы: какую расплетёт, а какую и срежет, и те пряди, что мыла она в воде, становились белыми, как снег, как лёд, как сам её замок и край, в котором она жила. Долго ли, коротко ли - а всё отмыла, всё расплела. Тряхнула тогда Мать Зверей мокрыми волосами с белыми прядями, засмеялась. Засмеялась и Морана. Сказала тогда:
- Плести ты мастерица - так наплети мне воздушных нитей для украшения, стекла узорить, стены, сам воздух.

Села Мать Зверей нити плести: берёт снежную кудель, скручивает нить тёплыми пальцами, становится та прозрачной, текучей - вода и есть, добавляет щепоть порошка - золотого, изумрудного, лазурного, рубинового, окрашивается та нить, застывает вновь. Чудные узоры выходят, цветные, переливаются, смеются. Смеётся Мать Зверей, смеётся Морана, подхватывает, замок украшает. Так порошки цветные кончились, по замку разошлись.

Обнялась Мать Зверей с Мораной на прощание, вышла из замка, достала рыбу. Явились из леса две рыси. Вновь набросила на них Мать Зверей серебряные нити, к седлу Тифонову приторочила. Понеслись рыси через неприступный лес. Недолго бежали - да только уже и высокий берег Ра показался, где Тифон спал. Отпустила их Мать Зверей, бросились рыси к лесу, снежную пыль подняли. А как пыль осела, явилась Морана, на небо ночное указала, в сторону, где был её замок. Светилось там небо, разливались разводы по нему зелёные и малиновые, играли сполохи.

Дала тогда Мара-Морана Матери Зверей колокольчик малый, серебряный, с голосом нежно-тревожным, обняла ещё раз. Опять взметнулась снежная пыль, как осела, Мораны уже не было. Закрепила тогда Мать Зверей седло на Тифоне, уселась верхом, в колокольчик позвонила. Проснулся Тифон, взмахнул крыльями, унёс Мать Зверей через Ра из Нави обратно в Правь, приземлился лишь на опушке Леса на той стороне. Расседлала его Мать Зверей, укрыла и сбрую, и вещи тёплые, и колокольчик - дар Мораны за большим камнем, между корней того ясеня, что стал потом Лесом на той стороне, на берегу озера, что разом и врата, и дорога.

Коснулась ладонью озёрного льда - растаял лёд, появились ундины. Прошла по деревьям, пробудила светлячков - жёлтых, зелёных, голубых. Заиграл переливами света Лес на той стороне. Йоль пришёл.

С тех пор Мать Зверей летает к Маре-Моране на Тифоне, во дворе замка приземляется, дела относит до разрешения, косы-космы расплетает. Не спит Тифон, когда слышит звон колокольчика, как бы ни было холодно.

Так видятся Мара-Морана и Мать Зверей.

@темы: Мать Зверей, Написано

12:18 

Три правила волшебного существа

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Смешная проблема вечного двигателя:

Если волшебное существо что-либо может, то оно сразу это должно. Кому? Первому спросившему.

Первое правило волшебного существа.



Первое следствие из первого правила:

Первый спросивший не должен быть первым попавшимся.

Чтобы спросить, он должен:
- знать, что именно спросить;
- иметь техническую возможность спросить (без языка не поговоришь);
- уметь контакт с волшебным существом.

Следовательно, всё дело в маскировке.

Второе правило волшебного существа.


Последнее про них:

Чтобы перестать быть волшебным существом, достаточно отказаться выполнять первое правило волшебного существа. Могу - способ формирования будущего. Должен - волевой двигатель, смешной отдельно.

Трансформация из волшебного существа в актуальное даёт большую экономию на маскировке.

Третье правило волшебного существа.


2017

@темы: Написано

20:10 

Вязочка на классический лук

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Мулине, 80 см



Январь 2013

@темы: Руками

19:52 

Витражная роспись

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Баночки под специи: витражные краски, контур.



Сентябрь 2012

@темы: Руками

17:16 

Слон

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Акрил, готовая схема.



Апрель 2012

@темы: Руками

22:28 

Сенсорное (о вреде жадности)

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Передо мной калебаса - нет, не с матэ, с зелёным чаем "Жемчужина Инь". Он первой заварки, но вкусен, практически не горчит. Не тот термоядерно-злой, что слёзы из глаз при первой заварке и что дешевле, наверное, в восемь, нет, всё-таки семь раз, какой-то странный нонэйм, подаренный мне на работу.

Я знаю, "Жемчужину Инь" заваривать надо в стеклянном чайнике, чтобы неспешно следить, как за листом раскрывается лист, но в калебасе уютно и тихо застыла бомбилья. Пью и наслаждаюсь.

О жаба, животное злое, пол-рода людского сгубила, мерзкая тварь.

@темы: Написано

18:44 

Ирис

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Пастель, А4



Ноябрь 2010

@темы: Нарисовано

18:02 

Ёж по имени Прапор

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Пастель, А4



Январь 2010

@темы: Нарисовано

18:00 

Черепаха

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Пастель, А4



Январь 2010

@темы: Нарисовано

00:39 

Остаться в живых – белый #7

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Портал открылся в ночь, ветреную, беззвёздную. Моросил лёгкий дождь, остужая кожу, ещё тёплую и чуть не светящуюся в темноте. Кунсайт стоял на внешней лестнице перед окном, за которым где-то в домашнем тепле находилась молодая девушка, с которой они были связаны клятвой на много лет раньше, чем им сейчас было, и одновременно – одна из сильнейших воинов в Солнечной системе. И у неё был такой же доступ к нему, хотя вряд ли она об этом знала. День, может, два – и тогда… Но в эту ночь он успел раньше.

Кунсайт не торопился. Неспешно потянулся, прислушался к себе – перемещение было очень лёгким, чистым, настолько, что он вообще не ощутил расхода силы – ни демонической, которой сейчас, впрочем, почти не было, ни его собственной. Он ещё не решил, что скажет Минако, и медлил, наслаждаясь редким для него ощущением покоя и безопасности, для которого не находилось никаких разумных причин – кроме тихо вибрирующего третьего контура силы.

Окно распахнулось одним движением. Кунсайт не успел заметить его начала и подготовиться к драке или к бегству – и уж тем более к тому, что случилось.

- Я так и знала, что если сейчас выгляну на улицу, то увижу тебя, - сказала Минако. – Тебе не холодно?
Кунсайт передёрнул плечами и улыбнулся, неожиданно искренне:
- Пустишь?

Минако отошла от окна, и он легко перемахнул через подоконник, оказавшись в её комнате. Внутри пахло мёдом, и вереском, и солнцем – даром что ночь за окном, и он забыл, что пришёл говорить, или убивать, или умирать, а она стояла и смотрела. Потом, смутившись, спросила:
- Хочешь чаю?

Он ответил, что да, и она вышла, оставив его одного. Мебели в комнате было мало, только кровать и стул, заваленный какими-то вещами, парой сумок и одеждой. Не рискнув трогать этот хаос, Кунсайт опустился на кровать и с минуту сидел, размышляя, как и о чём сказать, потом решил немного прилечь…

Когда Минако вернулась в комнату с чайником и двумя чашками, Кунсайт уже крепко спал.

***

- Что ты здесь делаешь, демон?

Голос, разбудивший его, принадлежал не человеку – говорил белый кот с пронзительно синими и до боли знакомыми глазами. По стенам и потолку гуляли солнечные зайчики, Минако нигде не было, и Кунсайт не увидел причин что-либо отвечать или задерживаться в этом месте – и молча провалился в телепорт. Самый обыкновенный, без древних клятв и тёмной силы Металлии – всё-таки он был не последним магом.

Он так и не услышал, что неслось ему вслед от разъярённого Артемиса.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

00:39 

Остаться в живых – солнечный #5

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Тревожно. Холодно, сквозит. Хочется закрыться, спрятаться. Желание – желание избежать. Он хотел бы всегда быть в том тепле, которое окутало его, защитило – у которого появилось значение. Но оно ушло, осталось гулким, холодным, пустым, колючим. У этого гулко-колючего было имя – звёзды. И другое имя тоже было. Нефрит. Джедайт внутри. Нефрит снаружи.

Рядом были другие. Другое место, другие люди. Вот сидит рыжий-горячий, рыжий-огонь. У рыжего имя – Зойсайт. Знакомое имя, обжигающее. Сидит спокойно. Ничего от него не хочет. Нефрит тоже рядом, но не гулко-колючий, обволакивающий, тяжёлый, а тёплый, большой, касается. Нефрит ест. Ест пиццу.

Джедайт тоже. Пиццу. Будет есть пиццу. Желание – желание есть.

Сосредоточившись на действиях, Джедайт не обратил внимания, как усиленно на него не смотрят Зойсайт и Нефрит. До участия в мысленном диалоге было ещё далеко.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

00:39 

Остаться в живых – русый #7

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Нефрит испытывал смешанные чувства. С одной стороны, ему совершенно не хотелось в ближайшее время встречаться с сенши. Да и в отдалённое тоже. С другой, именно его поступок обеспечил Кунсайту запас умиротворённости и спокойствия на всю жизнь вперёд: с такой ежеминутной угрозой никаких нервов не хватит. С третьей, ему было чертовски интересно, как Кунсайт будет выпутываться, а в том, что старший намерен выпутаться, он не сомневался.

Пока Нефрит терзался, Зойсайт успел где-то найти очередную машину, и в итоге никому из четвёрки не пришлось трястись в фургоне. Способность рыжего к адаптации иногда вызывала в Нефрите острую зависть, но он успокаивал себя тем, что уж в магии-то он посильнее. Приближалось полнолуние – и вместе с ним пик его способностей как предсказателя, и он очень рассчитывал провести следующую ночь в своей обсерватории, просматривая расклады хотя бы на месяц вперёд. О том, что у них может и не быть этого месяца, Нефрит старался не думать.

Когда они добрались до особняка, дело шло уже к полуночи. Зойсайт в очередной раз бросился перетаскивать технику, Кунсайт с Джедайтом на руках не долго думая обосновался на кухне. Сам же Нефрит вдруг остро почувствовал, что ему с утра не удавалось поесть, и решил заказал еды.

Они практически не разговаривали. Впервые за это перерождение между демонами словно выросла стена отчуждения, по крайней мере, так это ощущал Нефрит. Кунсайт перебирал нити Джедайта, крепко обвив его своими, Зой сидел в интернете, а Нефрит чувствовал себя причиной кучи проблем и не знал, куда себя деть. Искать выходы он не привык, принимать решения – тоже, и сейчас чувствовал себя бесполезным и бессильным членом команды, и время тянулось мучительно долго.

Наконец Кунсайт прервал затянувшееся молчание.
- Неф, возьми Джеда. Пойду проветрюсь.
- Далеко? – отрываясь от ноутбука, спросил Зойсайт.
Кунсайт чуть улыбнулся:
- В гости. Неф!

Нефрит растерялся. Он понятия не имел, что от него хочет Кунсайт. Как? Как он должен взять то, что в прошлой жизни было Джедайтом? Не на руки же… Нефрит осторожно потянулся нитями к энергетическому сгустку Джедайта. Коснулся – вроде ничего страшного, почти как раньше. Обвил - и тут Джедайт хлестнул его, но был тут же перехвачен и заплетён в мелодию Кунсайтом, который тут же неодобрительно покосился на Нефрита.

Так, ещё одна попытка, на этот раз с трёх сторон. Один виток, второй… Кунсайт медленно стал вытаскивать свои нити, и наконец тёмно-багровый сгусток оказался полностью под контролем Нефрита. Джед больше не дёргался, и Нефрит немного расслабился. Когда Кунсайт встал, он тут же занял освободившееся место рядом с Джедайтом, который на физическом уровне так и не проявлял никакой активности с самого момента похищения. Лишь теперь, держа в коконе своей энергии все энергетические нити, Нефрит поверил, что рядом с ним – действительно возродившийся демон, а не странная оболочка, в которой метался исчезающий слепок демонической ауры.

Тем временем Кунсайт вышел на середину кухни, обернулся, ещё раз взглянул на Джеда – и исчез в телепорте. Нефрит оценил энергетический рисунок портала и присвистнул: такого ему наблюдать ещё не доводилось, тот случай с Венерой не счёт – ему тогда было не до таких мелочей. Но кое-что его смущало.

- Слушай, Зой, - позвал он рыжего, - может, стоило ему сказать, что в гости ходят обычно одетыми.
- По крайней мере, он в брюках, - меланхолично отозвался Зойсайт, не отрываясь от экрана ноутбука.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

00:38 

Остаться в живых – чёрный #3

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Мамору стоял перед оградой роскошного особняка. Ему остро не хватало Ами с её компьютером, но уж забраться в дом и проверить, что там происходит, он мог и самостоятельно. Уже перелезая в небольшой парк рядом с домой, он подумал, что борьба за добро и справедливость уже не раз приводила его к странным действиям, которые не вполне укладывались в рамки закона. На этот раз у него к тому же было достаточно хрупкое обоснование своей правоты: не было ни массового забора энергии, ни нападения на людей – ничего, кроме волны паники, схлынувшей вместе со странным ребёнком, которого похитили злые демоны. И сейчас он лез проверять, не в этом ли доме обитали злодеи.

Особняк был пуст, хотя и носил следы пребывания людей. Грязная посуда, сваленная в углу одежда, куча пустых бутылок, какие-то коробки… Собирались в спешке, как и говорила Минако. Она говорила, что они оказались в гостиной, и там же были похищенный ребёнок и таинственный незнакомец. Раненый и без сознания. Вряд ли в такой спешке демоны затёрли все следы.

Он не сразу понял, что тёмные пятна на ковре – это кровь. Цвет был странный, грязно-бурый, но если попробовать восстановить ситуацию по рассказу Мины, то это как раз то, что он искал. Мамору аккуратно срезал часть испачканного ворса и убрал в пакет, после чего спешно покинул дом.

Ему было необходимо встретиться с Ами, но такая возможность была только завтра. Что ж, до завтра вряд ли случится что-то серьёзное. По крайней мере, сам бы он на месте демонов постарался спрятаться хотя бы на несколько дней. Мамору не сомневался, что у этих демонов очень близкая и понятная ему логика.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

00:38 

Остаться в живых – белый #6

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Сознание возвращалось медленно, неохотно. Губы пересохли, язык царапался о нёбо, вес рёбер был слишком велик для куцых лёгких, в которые с трудом проползал воздух. Живот горел, и сознание, казалось, прорезалось только для того, чтобы сбежать от этого жара куда подальше, хотя понять, что не так, никак не удавалась. Он пытался, но всё никак не мог открыть глаза, и почти бросил эти попытки, как снаружи раздался знакомый голос:

- О, очнулся! Зой, Кунсайт пришёл в себя.

«Кунсайт – это я», - заползла неловкая мысль, и тут среагировало тело, резко поднявшись и разлепив-таки глаза словно само. Мир разлетелся на осколки, после чего начал принимать привычные очертания.

- Пить хочешь? – спросил Зойсайт, уже протягивая кружку. Кунсайт схватил и залпом выпил всё целиком. Потом вторую. На середине третьей он остановился и огляделся по сторонам.

Обнаруженное мало походило на особняк Нефрита. Скорее уж номер в гостинице – ничего лишнего, ничего личного. Стол, два стула, занятых Зоем и Нефом, кровать, на которой лежал он и ребёнок, в теле которого возродился Джедайт. Ребёнок спал, демоны смотрели на него и ждали.

- Как всё прошло? – Кунсайт постарался, чтобы в его голосе не было заметно беспокойства.
- Как видишь, - отозвался Нефрит. – Джедайта вытащили.
- Вижу, да.
- Кунсайт, ты долго его держать будешь? – спросил Зой. – У тебя все нити сейчас на Джеда завязаны. И, боюсь, именно завязаны…

Кунсайт прикрыл глаза начал, аккуратно раскачивая, вынимать нити силы из кокона. Вопреки опасениям Зоя, это было несложно, хоть и заняло некоторое время, но он был рад и такой паузе – впереди было ещё выяснение масштаба последствий… и причин, по которым он в очередной раз оказался без энергии. Оставив пару нитей, чтобы Джед не почувствовал себя брошенным, он вновь обратился к младшим демонам.

- Итак?
- Кун, тут такое дело, - как-то неуверенно начал Нефрит. – В общем, я блокировал сенши, когда вы уже уехали, но их было много…
- И..?
- Сейлор Венера поймала меня Лучом Полумесяца, Принцесса достала Серебряный Кристалл… А твой поводок молчал…
- И…?
- В общем, я прыгнул через Венеру. Ну та связь, ещё до Металлии – она же вроде была твоей невестой…

Стало тихо. Кунсайту больше не имело смысла оттягивать проверку своей энергии. И без этого ясно: активированный третий контур, перестройка всех связей, глубокий провал – телепорт-то был за его счёт. Младшие тоже молчали: в Серебряном Тысячелетии они не успели воспользоваться такой возможностью, а после подобное никому и в голову не приходило, но чем чреват навсегда открытый путь, поняли сразу.

- Нефрит, как ты думаешь, - медленно произнёс Кунсайт, - сколько времени понадобится Ами, чтобы понять ситуацию? Час? Два? Или пара дней у нас всё-таки есть?
- Я думаю, всё не так страшно, - ответил вместо Нефрита Зойсайт. – Во-первых, Минако считает, что это мы с ним, - кивок в сторону Нефа, - вас похитили. Во-вторых, если мы разделимся, то они не будут нападать сразу. В-третьих…
- В-третьих, активированный телепорт есть только на меня, так, Зой?

Зойсайт не ответил. Нефрит тоже молчал.

- Ладно, тогда мне прятаться всё равно бесполезно, так что и торчать тут не имеет смысла. Зой, подкинешь нас с Джедом до особняка?
- Да, Зой, поехали? – подал, наконец, признаки жизни Нефрит.
- А тебе-то зачем? – На лице Кунсайта проступило замешательство. – Соскучился по девушкам?
- Ага. Жить без них не могу.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

00:37 

Остаться в живых – солнечный #4

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Влечение. Ближе, ближе… Первое, у чего появилось значение. Первый позыв к движению. Ещё ближе… Источник тепла, манящий, хранящий смысл, дающий спокойствие. Взрывы, вспышки огня, падение, похожее на полёт – ничего не значили. Только тепло в кольце рук, за которым плескался страх.

Он почувствовал объятие – там, где у него не было рук. Сначала оно было очень маленьким, почти незаметным, и напоминало ленту – или, скорее, бинт. Потом прибавилось ещё одно полотно, и ещё, и ещё, пока кокон не оградил его от собственного страха. Этот кокон дышал, пульсировал, вибрировал словно в такт неслышимой изнутри мелодии, убаюкивал, шуршал галькой в прибое… У кокона было имя – Кунсайт. И у него самого теперь тоже стало имя.

Джедайт.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

00:37 

Остаться в живых – чёрный #2

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
- Мина, ты уверена, что демонов было всего двое? – Мамору задавал этот вопрос уже третий раз, но в полученный ответ верить оказывался. Ему всё ещё было плохо, так, как не бывало уже давно, но ситуация не могла ждать.
- Да, абсолютно! Там был ребёнок и ещё тот парень, которого мы встретили в «Короне», но это были не демоны! Их похитили, и мы должны их освободить.
- Сначала хорошо бы понять, что происходит, - отозвалась Ами. – Я тоже считаю, что эти четверо – демоны из Серебряного тысячелетия.
- Ты ошибаешься! – Минако едва не сорвалась на крик. – Я бы почувствовала…

Мамору переглянулся с Ами, давая понять, что у него есть идеи, почему Минако настолько уверена в своём мнении. Рей отвергла постороннее магическое влияние на подругу, и даже Серебряный кристалл не изменил мнения Сейлор Венеры. В то же время расчёты Ами показывали странное: как будто в больнице действовали не двое и не четверо противников, а шестеро. Но как такое могло получиться, не могли понять ни она, ни Мамору. Рей при этом утверждала, что демоническая сила определённо использовалась, но чего демоны хотели добиться, было загадкой.

- Я бы пока подождала дальнейших действий с их стороны, - предложила Ами. – Демоническая сила нестабильна, Металлия уничтожена, и чтобы поддерживать уровень энергии, демонам придётся действовать. Сейчас же нам придётся прочёсывать весь город – и то без надежды на успех.
- Согласен, - ответил Мамору.
- А я – нет! Они похитили ребёнка из больницы, мы не можем оставить это так просто, он нуждается в помощи!
- Минако права, мы не можем оставить эта так просто, - поддержала подругу Усаги.
- Что ты предлагаешь, Банни? – спросила Ами. – Сейчас мы можем мало что. Меня больше интересует природа последнего телепорта, когда демоны похитили Сейлор Венеру.

Ами с удовольствием обсудила бы этот вопрос без участия Минако и Усаги, но девушки горели желанием немедленно начать поиски, и она решила направить активность подруг в безопасное русло. Природа телепорта на самом деле заинтриговала её. Он не был природным просачиванием в энергетические щели пространства – а таким способом владел как минимум один из противников. И на градиентный проход по минимальному сопротивлению среды это тоже было непохоже. И уж тем более остаточные возмущения ничем не напоминали грубый демонический пробой энергетической оболочки мира, своего рода короткое замыкание. Ами раньше не встречалась со столь аккуратным способом перемещения при помощи магии. Этот телепорт было невозможно отследить, и если бы Минако не позвонила со станции, её пришлось бы искать по энергетическому профилю.

- Но если ты не разобралась, то мы тем более, - не поддалась Усаги. – Но мы не можем так просто оставить в руках у демонов невинного ребёнка! Рей, а что говорит священный огонь?
- Не знаю. Он в святилище, а я тут.
- Поехали скорей.

Усаги, Минако и Рей выбежали на улицу. Ами последовала было за подругами, но Мамору придержал её за плечо.
- Ами, можешь их немного задержать? Например, сказать, что просчитываешь координаты их логова? Мне этот телепорт что-то определённо напомнил…
- Я постараюсь.
- Позвонишь мне вечером?
- Конечно.

@темы: DarkKingdom, Остаться в живых, Фанфикш

Ветер в волосах

главная