• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:32 

Проездом на небо

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Сашка сидела на колченогой табуретке и была занята очень увлекательным делом. Она гадала на кофейной гуще. Расклад выходил занятный: два дерева, растущих корнями вверх, опутывали большую птицу, не пуская её навстречу чему-то большому и страшному. За свои неполные тридцать - или тринадцать? - она собрала целую коллекцию подобных предсказаний, общей чертой которых, кроме всего прочего, было то, что они никогда не сбывались.

Тем временем на кухню зашёл Олег. Грустным взглядом окинув развернувшуюся картину минувшего побоища, он уселся на подоконник и закурил, стряхивая пепел в горшок с маминым луком. Он искренне считал, что нечего тут делать этой зелёной пакости. Поднял глаза на Сашку и подумал это ещё раз.

- Скоро пойдёшь? - тихо бросил он.
- Сейчас, только догадаю... А я тебе уже надоела?
- Нет, если хочешь, оставайся... Но вечером приезжает мать, ты же понимаешь...
- Понимаю. Я всё понимаю.

Да, она всё понимает. Всё, кроме одного: почему взрослый мужик начинает искать оправдания. Сама она, с тех пор, когда пятнадцать лет назад ушла из дома, привыкла, что прятаться не за кого. И сколько их было, мальчиков и мужчин, сильных и слабых, красивых и очень так себе... Все как сговорились: никто не смог сказать просто "нет", так же прямо, как говорила при случае она сама. Сашка мельком взглянула на курящего Олега. Хорош, до чего же хорош...

- Ладно, я пошла. Спасибо за всё.
- Звони.
- Как-нибудь обязательно.

Её ждали трасса и хмурящийся где-то на северо-западе Финский залив.

@темы: Написано, Хроники больного бытия

14:31 

Времена года

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Она искала неба.

Искала его в солнечных зайчиках луж. Искала в бликах дорогих машин и окнах пустых домов. В игристом ручье и марочном вине. В городе, на природе и на берегу моря. Искала его даже в горах, глядя слезящимися глазами на незамутнённое солнце.

Но не находила... Она знала, что её небо хранит в себе запах густой хвои, прелой листвы и немного - терпкой полыни. Небо смеялось, небо было её августом, возмущённо цветущим императорскими хризантемами и тихо краснеющим рябиновыми гроздьями. А она искала и в стуже января, и в зацветающем апрельском лесу, и в промозглой октябрьской Москве.

А небо кралось за ней по пятам, усмехаясь в рыжую бороду и прячась за бронепластиком очков. Чтобы в тот миг, когда она забудет о нём, взглянуть глаза в глаза: искрами огня - в морскую рябь, хвоистой зеленью - в хмурое таёжное утро. И она вновь пойдёт искать вовне то, что и так всегда было в её сердце.

@темы: Хроники больного бытия, Написано

14:28 

Зарисовка с натуры

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Представая перед нами в ипостаси иной,
Становилась сказка грустною в конце...


Есть своя прелесть в развалинах величественных дворцов и гигантских заводов. Что первые - прячась за могучими деревьями, что вторые - отражаясь в битом стекле собственных окон, они смотрят в глаза случайным прохожим, рядясь в ветошь прошлого величия...

Нэко находилась как раз где-то песередине между заброшенным автомобильным заводом и изначально недостроенным дворцом взбалмошной императрицы позапрошлого столетия. Она сидела на пристани у маленького пруда, вырытого по приказу той самой императрицы, и щурилась на почти полуденное апрельское солнце. Прошло уже достаточно времени с тех пор, как она пришла сюда, и даже утки и редкие прохожие перестали замечать необычную гостью, считая её частью пейзажа.

Она действительно вписывалась в местную атмосферу: было в ней что-то и от ушедшей эпохи ярких балов, романтики, чести и предательства; были и сила и размах индустриализации, но притом некоторая однобокость развития. И сидела она ровно на полпути из мира в мир, что тоже было весьма символично. И тоже рядилась в ветошь - умирающих надежд.

Странной была она, странным было место и странным был мир в тот апрельский день.

Солнце лениво переползло зенит, тускло просвечивая сквозь серые облака. Подул лёгкий северный ветерок. Нэко зябко передёрнула плечами - всё ж таки лёд сошёл совершенно недавно, а лужицы с утра были покрыты блестящим тонким слоем замерзшей воды. Так что северный ветер, да ещё со стороны заброшенного завода, не мог радовать. Если бы не данное слово, она обязательно размялась бы, пробежавшись вокруг пруда, или ушла бы греться в метро. Но нет, если уж обещала подождать на границе, значит, надо дождаться. Пусть и срок был обговорен совсем другой - на рассвете.

Было в ней что-то от ушедшей эпохи ярких балов, романтики, чести и предательства. Стылый северный ветер нежно обнимал эту часть её сути, гладил, ласкал и успокаивал воспалённое сердце, обряжая её в ветошь умирающих надежд.

Нэко встала, потянулась и неслышными шагами побежала на юг, в сторону завода.

@темы: Написано, Хроники больного бытия

14:22 

Подростковое

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
В тёмной комнате не видно чёрной кошки. Или серой? Какая разница, её необязательно видеть, достаточно знать о её присутствии. Коврик тоже хорошо бы не так откровенно синтетический, да и под видом лунных камней, кажется, куплены стекляшки. Но он чувствовал, нет, знал, что всё это - не более чем символы, условности, ведь там, куда он собирался, физическая реальность имеет так мало значения.

Холодно. Кажется, он забыл закрыть окно. Конечно, это не помешает, но может повлиять на выбор пути. Но не на итог. Он ещё верил, что путь и цель - разное... Тихо, очень тихо. Ночь молчит, значит, она мертва. Он ещё не знал, что осталось полвздоха до прорыва...

Холодно. Вернувшись, он вспомнил лишь это. Было безумно холодно. Как будто все льды мира захотели познакомиться с ним, обнять, проникнуть в суть и подарить сладостное знание застывшей неопределённости...

Тонкий нелепый мальчик встал с пола и, закрывая окно, равнодушно улыбнулся ледяным звёздам. Он обрёл себя.

И он никогда не узнал, что в ту ночь на его сердце появился рубец. Iss. Его плата.

@темы: Написано, Хроники больного бытия

14:22 

О пространстве

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Закрыть глаза. Медленно-медленно, главное, чтобы честно. Подглядывать нельзя, иначе всё удовольствие теряется. А какой смысл работать без удовольствия?

Потянуться. Не руками - это излишне, да и небезопасно на данном этапе, тем более в незнакомом помещении. Ни нюхом, ни слухом - а чем-то другим, на грани восприятия... Прочувствовать место. Прочувствовать себя. Найти наилучшее, самое правильное положение себя в пространстве. Так, теперь можно открывать глаза.

О чём нас просили? Это не выкидывать, то оставить, эту штуку не сдвигать с места... Ладно, учтём, хотя я бы передвинула... ну, например, во-о-он туда. Ну это мелочи, значит, теперь можно смотреть на необходимые или возможные вещи и искать им правильные места. Отлично, приступим...

Стоп. Тренировка закончена, план составлен, хоть он никому и не нужен - ведь это лишь фантазия, игра воображения. Но по кончикам пальцев уже бегают трескучие разряды удовольствия, да в голове звенит мысль, что только этим и стоит заниматься, всё остальное получится куда хуже...

@темы: Написано, Хроники больного бытия

14:21 

Хроники больного бытия

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
- Зеркало, зеркало, покажи, что было, покажи, что будет... Да ну тебя, кривая стекляшка!

Девушка сердито отбросила полотенце и прошла на кухню. Было уже достаточно светло, так, что можно было выключить лампу. Чай остыл, старая плита разогревалась весьма неохотно, и девушка зябко куталась в старый шерстяной свитер.

Да, свитер был действительно стар. Вытянутый на рукавах, немного дырявый и даже кое-где поеденный молью. Он был похож на ее память, такую же уютную и такую же непрезентабельную. Да он и был одним из маленьких осколков, тех, из которых память и состоит, тех, что сковывают крылья пожелтевшими листами старых писем и фальшивых фотографий. Драный свитер, кружка с обколовшимся краем, сломанный холодильник, приспособленный под тумбочку и разрисованный любимыми руками и лазурной гуашью... Память ты моя, память, цепи вы мои, цепи...

Вода в чайнике закипела. Девушка с грустью подумала, что опять не успела поймать момент серебряных нитей, когда вода только начинает закипать. Говорят, при этом получается самый вкусный чай. Правда, касается это зеленого чая, который этой водой предполагается заваривать, а не того мазутообразного пойла, которое она собралась разбавлять. Каждой стране - свои традиции, но иногда хотелось чего-нибудь сказочного, красивого, чужого... И почти всегда ничего не получалось. Как, впрочем, и должно быть.

А тем временем случился рассвет. Он был некрасив: немного банален, немного замылен и даже немного сер. Солнца не было видно в принципе, от утреннего холода не спасали ни чай, ни свитер, ни чуть теплившиеся батареи, к которым она в надежде прижалась. Хотелось забиться в теплую нору, свернуться в клубок и не выходить оттуда до весны. И не помнить, ни секунды не помнить о том, что весна может и не случиться. И было тихо.

Но вот разбилось стекло. Кружка, та самая, с обколотым краем. Да и чёрт с ней! Сколько можно? Не спасут ни чай, ни батарея, ни холодное зимнее солнце. Выжечь холод, выжечь не калёным железом, не огненным ядом, нет. Подобное убивается лишь подобным. Жидким льдом, пущеным по венам, обнажённым телом, раскрывающимся навстречу морозному ветру, крыльями, поднявшими выше облаков, в мертвую бессмысленную синеву неба. И на помойку тот холодильник, раскрашенный лазурной гуашью и любимыми когда-то руками - не нужен извне ни искусственных холод, ни искусственная синева.

Старое зеркало в жарко натопленной комнате покрылось морозными узорами. Ничего, оно переживало еще и не такое... Оно тихо радовалось, глядя в себя и видя настоящее-в-будущем, пронзительную синеву заоблачных небес. А под зеркалом валялся старый шерстяной свитер. Он не грустил и не радовался, он просто был, чтобы было куда вернуться из ледяного полёта.

@темы: Написано, Хроники больного бытия

14:21 

Сказка из жизни о маленькой мертвой девочке (с прологом и эпилогом, но без морали)

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Обещанный пролог:

Встречаются пессимист и оптимист.
Пессимист:
- Всё так хреново, хуже уже не будет!
Оптимист:
- Будет, ещё как будет!

Обещанная сказка:

Ехала я как-то домой троллейбусом. Времени было уже порядочно, посему транспорт ходил полупустой. Однако мне достался именно тот тролль, где народ был. И мест сидячих свободных было всего два, причем одно из них против движения. А рядом со вторым, в соседнем даже кресле, сидела маленькая мертвая девочка (тм). То, что девочка была мертвенькая, я поняла не сразу, а очень даже секунды через три. Ибо девочка начала давить. Сильно и весьма профессионально. И поняла тут я, что своих-то щитов мне не то чтобы не хватает, а нету их у меня уже...

Была это только присказка, а сказка началась потом.

Справа от меня - багровое сияние. И вместе с ним возникает щит - как мощная богатая дубрава на пути вражеской армии. Я знаю этот свет. Знаю, чей он. И знаю, что он защищит меня - от всего, чего сможет. И - да, знакомый с детства голос - "Одна Кровь на двоих". Щит встает перед моими - там, где ему и положено быть. Зов Крови - священен.

Но этот щит способен остановить вражескую армию - или банду гопников. Но не маленькую мертвую девочку. Он слишком физичен. А я всё ещё не могу поднять свои щиты...

Напротив меня - сияние серебристо-синее, сверкающее и переливающееся всеми оттенками вероятностей неслучившегося. И этот свет мне знаком. И голос - "Тебя надо лечить и учить...", легким шелестом умирающего будущего. Да, я помню и тебя. "Один Дар на двоих". Серебристая сеть занимает своё место, знанием и интуицией уводить опасности в область несвершившегося. Долг Учителя - священен.

Но этот щит неспособен спасти от зримой уже опасности. Маленькая мертвая девочка проходит сквозь мерцающую паутину голубых елей, высоких и стройных, но уже не способных ее задержать. А мои щиты - у моих ног, и нет сил их поднять.

Ей остался всего один шаг, я уже вижу ее. Тончайшие нити знания высветили ее суть: да, действительно мертвая. И никого у нее нет, кроме наставника. Как и у меня... ?

Слева - золотое облако, искристый луг невесомых одуванчиков. Слабые, недолговечные цветы. Их век короток, но отсветы солнца, приносимые ими, бесценны. Легкое касание теплого ветерка, обнимающего меня. "Одна Любовь на двоих". Да, я помню тебя. Просто: да... Золотистая пыль окутывает мягким покрывалом. Право Мужчины на Женщину - священно.

Три щита слились воедино. Да, разные, но так неуловимо похожие между собой. В них - ЖИЗНЬ. И во мне - Жизнь. И что против всей мощи Жизни какая-то маленькая мертвая девочка, у которой есть только Наставник... и нет чего-то очень важного. А внутри так тепло...

Обещанный эпилог:

Она вышла на следующей остановке. Больше я её не видела.

@темы: Хроники больного бытия, Написано

14:09 

Тропами Нифльхейма (1)

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Люблю я легенды про Нифльхейм,
Обитель снов и туманов,
Люблю красоту иллюзорных земель,
Что станут ловушкой для слабых.

Люблю я опасность желаний моих,
Что в мире Воды воплотятся.
Там, словно бы в зеркале, виден мой лик -
То маска шута и паяца.

В тенях Прирождённых, скользящих во мгле,
Мне видятся хмурые боги,
И тропы уводят меня от людей
На скрытые тьмою дороги...

2004

@темы: Тропами Нифльхейма, В рифму

14:08 

Ну надо же с чего-то начинать...

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Родилась не из белой я пены волны.
Серебрится хребет под дыханьем луны,
Шерсть густая, клыки, что острее, чем нож -
Я такой рождена, ты меня не поймешь.

Тело белое нежно касалось тебя.
На груди твоей грелась, играя, змея.
На устах моих - яд, и в глазах моих - ложь.
Я такой рождена, ты меня не поймешь.

А потом мне луна затуманила взор...
Снова снились обрыв, белый волк и костер...
На холодный песок кровью капает грусть.
Я такой рождена.
Ну и пусть...

до 2007

@темы: В рифму

14:07 

Когда-нибудь...

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Когда-нибудь я буду видеть чаще
Твою улыбку в ласковых глазах.
Когда-нибудь, златоволосый мальчик,
Я не услышу от тебя: "Нельзя!"

Когда-нибудь, когда вернусь домой я,
Где ты сегодня не находишь дом,
Откроешь дверь мне и вздохнешь спокойно
Лишь оттого, что снова обретен

(И пусть не мною, пусть хотя бы кем-то)...
Когда-нибудь становишься взрослей:
И можешь ощутить печаль момента
Возврата в гавань блудных кораблей...

2007

@темы: В рифму

14:07 

По мотивам неслучившегося и - для меня - не-будущего. Немного о дровах.

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Сидит паучиха в своей паутине,
Плетёт паучиха незримые сети,
Плетёт свои сети в безлюдной пустыне,
И молит, и плачет, и стонет о смерти.

О смерти ненужной, о смерти нелепой,
О той, что приводит ей души в тенёта,
О той, что приносят пустынные ветры
И дарят, и дарят шакалам работу.

У той паучихи - имя запретно.
У той паучихи - страшные слуги.
Не видно им света, и души их тщетны...
У слуг паучихи - длинные руки.

Им всё, что прекрасно, - далёко и чуждо,
Им непонятны любовь или дружба,
Луна не нужна им и солнце не нужно,
Хотят они лишь к паучихе на службу.

А кожа черна их, как уголь иль сажа,
Глаза же красны и страшны в темнотище.
А волосы их - паучихина пряжа,
Что горных снегов и белее, и чище.

Но нет чистоты в сердцах их холодных,
И души у них - чернее их кожи.
Прекрасные братья их вечно свободны,
Из этих ж - никто быть свободным не может.

Ведь власть паучихи - как вечность забвенья.
Они не отпустят, седые подруги.
Живет под землею паучее племя -
Прекрасно-ужасные верные слуги.

2007

@темы: В рифму

14:06 

По мотивам прошлого года...

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
В дикой пляске огня
Удивительно точны движенья,
И в мерцаньи небес
Видно всполохи вечной любви.

Зарождаясь в груди
И отсутствуя как продолжение,
Твои вдохи костра
Навсегда продолжали мои...

Серебристой росой
Одеваясь как покрывалом,
Возмутительно жив
Ты казался нам всем поутру.

А потом была ночь.
Ты настроил меня как гитару
И привычно подсел,
Обнимая, к большому костру.

Было больно смотреть,
Как огнем заливаются ветки.
Было больно любить
Уходящий неведомый мир.

Но больней было знать,
Прикрывая усталые веки,
Что осталось полночи -
И как это мало двоим!

Эта летняя ночь
В глубине породила стремленье
Охлаждать жар души
Изумрудными ядами глаз,

Обнимать летний снег,
Не жалеть, отпускать своё время,
Зная: лето вернется
И подарит еще один раз...

2007

@темы: В рифму

14:05 

Настроенческое...

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Я шагаю сапогами по осколкам веры,
Марширую твердо по своим отраженьям.
Режу мягкую сталь и играю на нервах -
А какой еще смысл в моем пораженьи?

Пистолет в руке с пустым магазином -
Расстреляла воздух в потоке отчаянья.
Я такой пощады себе не просила -
Я просила лишь исполнять обещания...

Умирая, мечта заповедала лгать,
И мы лжем и всё меряем этою мерою.
Но пистолет в руке, и тепла рукоять.
На прицеле - последнее "Верую!"

Я шагаю сапогами по осколкам надежды,
Измеряю пройденное собственной болью.
Моя жизнь осталась такой же, как прежде,
Но какой я была, я уже не помню.

Я не помню, зачем мне когда-то был нужен
Взляд из зеркала, тихо-неторопливый.
Я не помню, что за пепел здесь кружит;
Что сожгла, уходя и скрывая следы я.

Умирая, мечта заповедала лгать...

Я шагаю сапогами по осколкам страсти,
Страсть разбилась, треснула на прицеле.
Было грустно, пылью рассыпалось счастье...
Ну и что? Всё равно ведь меня не хотели...

Марширую твердо в пустоте без просвета.
Вот и вся моя жизнь: что - пылью, что - дрожью.
Но тепла рукоять моего пистолета.
Я вернусь. И тогда мы еще продолжим.

Умирая, мечта заповедала лгать...

2007

@темы: В рифму

14:02 

А не спеть ли мне песню? Нет, не спеть...

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Ты спрятался во тьму, в жилище призрачных огней,
Закутавшийся в крылья, словно в плащ.
А я осталась в доме и гляжу на ночь в окне,
И слышу безнадежный тихий плач.

Большой камин растоплен, и глинтвейн почти готов,
Незаперты замки в дверях моих.
Я лягу спать одна и пожелаю сладких снов
Всем детям засыпающей земли.

Ангел серокрылый, возвращайся поскорей.
Скорбь в твоих глазах невыносима для меня.
Дождь унес с собой тепло счастливых дней
И пришла пора теней.

2007

@темы: В рифму

14:01 

Мысль

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Если вдруг судьба швырнёт на амбразуру времён -
Защищать всех тех, кого давно не люблю,
Растоплю камин бумагой старых икон,
Оглянусь назад и не пойду на войну.

Сколько можно ждать тех, кто ушёл навсегда?
Сколько можно плакать: снова - в новую грудь?
Помнить: кровь и слёзы - это только вода,
И эту старую воду назад не вернуть?

А судьба всё тщится, раздаёт все долги,
И над головами - полотнища знамён.
Я ж отдал бродягам и винтовку, и сапоги.
Я не призван, я давно уже в неё не влюблён...

2007

@темы: В рифму

14:00 

Кажется, было такое

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Ты спишь, ты видишь сладостные сны,
Тебя не мучают ни совесть, ни похмелье.
Ты спишь, сквозь сон проклятья не слышны
Из мрачного глухого подземелья.

Ты смел, ты горд, от мира отрешён,
Весь погружён в кровавые искусства,
Но я приду, испепелю твой сон -
Расплатой за твоё шестое чувство.

Я вновь и вновь работаю дамокловым мечом
И вновь иду туда, куда меня не звали.
Ты проклянёшь богов, но боги ни при чём -
Я воплощение предвечной вертикали...

Ты можешь злиться, плакать и кричать,
Ты можешь проявлять остатки власти:
Я не боюсь тебя, ведь на тебе печать -
Как закладная собственного счастья.

Хотел быть выше - даром - навсегда?
Хотел не тратить собственные силы?
Так веселись сейчас - до самого утра,
Танцуя на краю своей могилы!

Я вновь и вновь работаю дамокловым мечом,
Сплетеньем правды, вымысла и стали,
Чужой рукой, безвольным палачом...
Не отворачивайся!
Ведь вы сами нас ковали!

2007

@темы: В рифму

13:59 

Давно

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Зрачок в темноте расширен -
Твои глаза.
Я вижу отблески взрывов -
Мои друзья.

Да, в поле один не воин,
Но в небе - дым.
И лишь командир спокоен.
Мы - победим.

В тревожащем красном свете
Видны флажки.
Мы будем, как будто дети,
Играть в снежки.

Сбивать кулаки до крови
Дано иным.
Хоть в поле один не воин,
Но в небе - дым.

Обнимемся - вот удача!
Что впереди?
И жгучий февраль в придачу
В конце пути.

2012

@темы: В рифму

12:33 

#27

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Холод и штыки оград
Угнетают мою душу.
Я бегу туда, где лучше
Будет жить - в волшебный сад.

Люди мне смеются вслед.
Пусть смеются - я-то знаю:
Радость, сила неземная -
Это мне подарит свет.

Знаю, труден будет путь.
Путь навстречу солнцу, ветру.
Путь туда, где вечно лето,
Но с него мне не свернуть.

Только в райские сады
Мне так скоро не добраться:
До небес не достучаться
Детям царства снов и тьмы.

@темы: В рифму, Переходный возраст

12:33 

#99

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Поклонись Распятому -
Умер он за нас.
Поклонись Треклятому -
Ибо пробил час.

Не поверь Грядущему -
Он сокроет свет.
Время, вдаль идущее -
И меня здесь нет.

@темы: В рифму, Переходный возраст

12:32 

#95

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Он болью нам мстит за неверие,
Солому страстей и грехов
Он собирает и дверь запирает
На тяжкий железный засов.

Не слышим шагов мы Грядущего,
Без стука он входит к нам.
Он не Мессия, его не проси ты
Об исцелении ран.

Теперь мы - единое целое,
И это пророчит нам смерть.
Так хочется жить, веселиться, любить,
Летать, танцевать и петь!

А Он уж на острове с факелом,
Он светит нам - ложный маяк.
И, как мотыльки, мы на огоньки
На хлипких плывём кораблях.

Но скоро остынет пожарище,
Великий природы закон
Своё возвестит и всё победит,
И новый Распятому сон
приснится...

@темы: В рифму, Переходный возраст

Ветер в волосах

главная