URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:21 

Женщина-птица

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Чёрная гелевая ручка, А5



Май 2016

@темы: Нарисовано

11:59 

Ящерица

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Цветные карандаши, А4



Май 2013

@темы: Нарисовано

12:17 

Рысь

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Карандаш, А5, с одного из учебников по рисованию



Июнь 2013

@темы: Нарисовано

12:31 

#87

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Так желаю тебя, как желают тепла:
Было в сердце тепло - только не сберегла.

Так желаю тебя, как желают весну:
Сердце кровь обожгла, я теперь не усну.

Так желаю тебя, словно девица - нег.

Так жалею тебя, как растаявший снег.

@темы: В рифму, Переходный возраст

17:16 

Слон

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Акрил, готовая схема.



Апрель 2012

@темы: Руками

23:21 

Колодец памяти

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
- Эй, скоро ты там?
- Сейчас, Зеппе, уже заканчиваю, ещё пять минут!
- За пять минут я всё съем!
- За пять минут синьор заказчик головы нам оторвёт!

Зеппе рассмеялся, перекрывая тихое ворчание бурильной установки. Он уже достал нехитрую еду и разливал по стаканам мутную жидкость: всё, что от них зависело, уже сделано, так почему бы и не расслабиться? Всё равно в этой глуши заняться больше нечем. Но обед был прерван самым бесцеремонным образом.

- Как продвигается работа? – грозный бас, казалось, не имел хозяина.
- А, синьор Аоратос! К вечеру всё будет готово, - протараторил Зеппе. – Я уверен, что на этот раз мы точно определили место.
- Надеюсь, Джузеппе, надеюсь, - ответил синьор Аоратос, выходя из-за установки. – Вчера вы говорили то же самое.
- Сегодня, сегодня же, клянусь, мы доберёмся до этой воды, синьор!
- Хорошо. Я приду вечером, - ответил тот.

Фигура синьора заказчика уже давно скрылась за поворотом на ближайшую деревню, но в воздухе ещё висело молчание, только продолжала жужжать бурильная установка. Наконец Джузеппе повернулся к приятелю:
- Рио, вот ты скажи, мы зачем связались с этим сумасшедшим греком? Сидели бы сейчас дома, с семьями…
- По уши в долгах, - ровным голосом продолжил Рио. – Ты мне лучше скажи, Зеппе, ты видел, откуда он сейчас взялся?
- Нет. Там вроде никого не было.
- Чертовщина какая-то.
- Да не похож он на чёрта, черти – они мелкие… - в голосе Джузеппе не было уверенности.

***

Два месяца назад, когда на горизонте временно свободного владельца бурильной установки Джузеппе возник синьор Аоратос, представительный бизнесмен с греческими корнями, он вовсе не показался ему чёртом – скорее напротив, ангелом-спасителем не самого удачливого бурильщика. Аоратос хотел найти какую-то подземную реку, вода которой обладала чуть ли не волшебными свойствами, и заработать на розливе, но эту реку ещё надо было найти. Заказ казался ерундовым, оплата – вполне достойной и очень, очень своевременной, тем более что половину денег Аоратос заплатил вперёд. Джузеппе позвал в помощники своего приятеля Марио, к которому не раз обращался в таких случаях, и отправился в указанную Аоратосом область на севере Италии. А дальше начались чудеса. По указанным координатам никакой подземной реки не оказалось. И по вторым. И по третьим. По всем исследованиям вода под землёй была, но где именно, поймать не удавалось. Джузеппе уже ничего не понимал: река – не иголка в стоге сена, чтобы вот так потеряться. Синьор заказчик настаивал, что река где-то в этой области, да и оборудование говорило об этом. Вода была везде – кроме, разумеется, тех мест, где пробовали бурить Джузеппе и Марио.

Марио же больше всего смущало, что он никогда не мог увидеть, откуда появляется синьор заказчик. Каждый раз ему казалось, что тот возникает ниоткуда за его спиной, причём именно тогда, когда его меньше всего ждёшь. Он уже жалел, что связался с Джузеппе и греком, но всё бросить и уехать не решался: маленький город, где все всем родня, долги опять-таки… Оставалось надеяться, что на этот раз им повезло.

***

Солнце неспешно клонилось к горизонту, Марио беззастенчиво храпел под ближайшим деревом, а Джузеппе, сидя в походном кресле, насвистывал простенькую мелодию и смотрел, как плавно меняет цвета небо на востоке, краем глаза наблюдая за датчиками своей установки. Ему было хорошо и спокойно – и почти наплевать на синьора заказчика, который вот-вот должен был объявиться. Он почти уже решил для себя, что сегодня скажет Аоратосу катиться ко всем чертям, а завтра свернёт всю технику, и они с Марио наконец-то вернутся домой. Он представлял себе, как провёл сегодняшний день грек: наверняка не на лоне прекрасной, почти нетронутой природы с почти нетронутой грязью и комарами, а с комфортом, достойным его статуса, с прекрасной женщиной и в праздном ожидании, пока трудяга Джузеппе принесёт ему кучу денег вдобавок к уже имеющимся.

Его размышления были прерваны вспыхнувшим огнём водяного датчика, и в тот же момент из-за установки вывалился синьор Аоратос. Джузеппе впервые видел своего заказчика таким: взбудораженным, с растрепавшимися волосами, тяжело дышащим – но явно довольным.

- Вы её что, руками двигали, реку эту? – брякнул он. И без того почти чёрные глаза Аоратоса потемнели, лицо затвердело. «Эээ, я угадал?» - пронеслось в голове у Джузеппе, но он поспешил отбросить эту несомненно глупую мысль.
- Я же говорил, синьор, что уверен насчёт сегодня! – он постарался сгладить впечатление. – Сейчас включим насосы, и самое большее через полчаса вы сможете попробовать эту воду! Эй, Рио, вставай, работа есть!..

***

Через два часа они уже грузили в подъехавший фургон первые канистры. Экспресс-лаборатория показала, что добытая вода пригодна для питья, но синьор Аоратос настоял, что необходимы дополнительные анализы. Он расплатился с Джузеппе, и тот уже радостно предвкушал, как через пару дней вернётся домой и подарит жене то кольцо, которое обещал – настолько давно и настолько безнадёжно, что это уже стало их семейной шуткой. Марио тоже облегчённо улыбался – а кому не приятно возвращаться, да ещё и с хорошими деньгами? Синьор Аоратос заплатил вдвое против обещанного.

Собираться решили уже утром. Устроившись на последний ужин в этом месте, Джузеппе заметил неполную бутылку воды, которую Аоратос решил не забирать с собой.
- Эй, Рио, давай попробуем, ради чего мы проторчали тут два месяца?
- Уверен? У нас же только экспресс-диагностика, мало ли что там плавает…
- Ну как хочешь. Аоратос пил и в кусты потом не бегал. Как знаешь, Рио, а я попробую.
- Ладно, давай по глотку. Думаешь, заметит?
- Думаешь, ему целой реки не хватит? – приятели рассмеялись.
- Горчит немного, - разочарованно протянул Марио.
- Хм, да? А по мне так вода водой. И за что тут платить?
- Ха, это уже не наши заботы. Ну что, спать и домой?

Они легли, но сон не шёл. Джузеппе лежал в темноте и думал о Софии. О его всё ещё любимой, всё ещё обожаемой жене, подарившей ему самые счастливые минуты, самое большое горе – и самую лучшую дочь под этой луной. Он вспоминал, как они – ещё не женатые, лет десять назад или и того раньше – зашли в маленький ювелирный магазинчик. Там было кольцо, только и достойное его прекрасной подруги – и стоившее целое состояние. И он пообещал, что если София станет его женой, то он когда-нибудь купит ей это кольцо – и она рассмеялась и сказала, что с таким мужем готова прожить без украшений, ведь его любовь – лучшее украшение и большее счастье. Это было давно, но это было самым ярким воспоминанием в жизни Джузеппе. Проваливаясь в сон, он улыбался.

Марио беспокойно ёрзал. Он выспался ещё днём и не думал, что уснуть удастся быстро, но всё-таки не рассчитывал, что его опять накроет этим давним воспоминанием, мелочно-липким, постыдным и очень рельефным. Будто это сегодня он вытащил эти деньги из тайника брата, и вовсе ему самому не двадцать три, а на четырнадцать меньше, и слёзы Габри ещё только будут завтра, и мать будет ругаться на этого недотёпу, опять что-то потерявшего. Габриэль давно вырос, мать умерла пару лет назад, но в эту ночь Марио засыпал, сгорая от стыда за то, что уже давно, казалось, забыто.

***

- Так нельзя! Они же живые! Они же ещё живые!
- Лета…
- Ты понимаешь, что ты наделал?!
- И что я наделал? Ты себя видела?! Ты умирала. Или я должен был позволить тебе полностью пересохнуть?
- Это вне закона! Кто будет хранить закон, если его нарушаешь даже ты, Аид? Что скажут твои судьи?
- Закон? – Аид, в котором Джузеппе и Марио, присмотревшись, могли бы узнать «синьора заказчика», нахмурился. – Закон мёртв – и уже давно, с тех пор, как мёртвые перестали приходить ко мне на суд и делиться с тобой памятью. Так сказала Атропос, а значит, так и есть. Или ты хочешь спорить с мойрами?
- Но ты держал меня, когда бур входил в моё дно!
- И удержал! И удержу ещё, столько, сколько понадобится.
Вдруг нимфа вздрогнула, и на её бледных щеках расцвёл робкий румянец.
- Тебе лучше? – в голосе Аида сплелись тепло и властность.
- Нельзя забирать память у живых, - обречённо вздохнула Лета. - Мы провалимся в Тартар.
- Значит, Тартар придёт на землю. Я никого из них не заставлял пить твою воду. Даже не предлагал.

***

Утро выдалось недобрым. Джузеппе неторопливо переводил технику в походное положение, поминутно ругаясь и сплёвывая. Ему отчаянно не хотелось домой. София опять будет ругаться, что привёз мало денег. Да ей сколько ни привези – всё мало! Он подумал о жене. Уже с морщинками вокруг глаз, чуть раздавшаяся после родов, уставшая от постоянной бедности… Сколько они уже вместе? Больше десяти лет. Дочка, конечно, солнышко, и только ради неё и стоило возвращаться. Джузеппе помнил, что вчера чуть ли не рвался домой, едва не разорвав договор с таким выгодным заказчиком, но сегодня… Что ему там делать сегодня? Ах да, дочка…

Марио же не понимал причин паршивого настроения Зеппе. Вроде же всё хорошо, и можно будет, как вернутся, собрать родню. Уж теперь-то он им покажет, что не бесполезный шалопай, а уважаемый работник, которому и жениться не стыдно, и в глаза близким посмотреть. И брата надо позвать, давно с ним не виделись, а почему – и не вспомнить теперь.

Из-за поворота появилась колонна техники, нанятой вчера синьором Аоратосом для строительства насосной станции. Пора было возвращаться домой.

@темы: Написано

23:20 

Лисица

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Солнце уже село, но они всё-таки успели выйти из лагеря в сумерках, до наступления темноты, не зажигая фонарей и не привлекая к себе лишнего внимания.

- Ты попить взяла? – Макс старался говорить тише, но звук его голоса всё равно казался резким и неуместным, разрушающим очарование наступающей ночи.
- Взяла, конечно, - прошептала Кира. – А Петрович точно сердиться не будет?
- Ну поворчит малость, - согласился Макс, а после добавил со смешком: - если узнает.

Он вполне справедливо полагал, что ворчание Аркадия Петровича свелось бы к перечислению моральных характеристик самого Макса, Кире он разве что посочувствует.
Девушка недовольно засопела: ссориться с начальником экспедиции не входило в её планы, – но в лагерь возвращаться не стала, спросила только:
- Долго ещё?
- Почти пришли, сейчас увидишь…

Тропинка, по которой они шли, резко вильнула вправо-вниз, и Кира на минуту замерла, любуясь пейзажем. Небо только темнело, переходя от нежно-лилового в тёмно-синий и дальше, вверх, в темноту, где уже проступали звёзды. Внизу темнела река, и её противоположный берег, пологий и ровный, плавно переходящий в почти плоскую безграничную равнину, казался неестественно светлым, темнея только к линии горизонта.

- Нравится? – улыбнулся Макс.
- Спрашиваешь ещё! Конечно нравится! – ответила Кира.
- Это ещё не всё. Давай, спускайся сюда.
Они остановились только на самом берегу, на узкой песчаной косе, где уже было старое кострище и несколько больших толстых брёвен – место пользовалось популярностью. Пока Макс занимался костром, Кира сидела и смотрела, как медленно тает в темноте горизонт.
- А что там, на том берегу? – спросила она, когда дрова занялись и Макс сел рядом с ней.
- Где?
- Вон, видишь? – Кира неопределённо махнула рукой. – Чернеет там…
- А, заметила? Ради этого я тебя сюда и позвал, - ответит Макс.
- Только ради этого? – с наигранным недовольством протянула она.
- Конечно нет! Ещё же вид какой сверху, - серьёзно ответил он и тут же со смехом прижал её к себе. – Кир, а давай поохотимся?
- На кого? Куропаток твоей рубашкой ловить будем?
- На лису.
- Какую лису?
- Из местных легенд, разумеется.
- Тогда сначала легенду! – капризным детским голосом потребовала Кира.

Макс кивнул, как будто и не рассчитывал на другой ответ. Историю эту рассказала среди прочих девица-этнограф при весьма похожих обстоятельствах, и он не имел ничего против похожего продолжения: Кира, миниатюрная брюнетка с чуть раскосыми вечно смеющимися глазами, его определённо привлекала, и это было взаимно, чего девушка не скрывала. А чем дольше он будет рассказывать, тем дольше они просидят в обнимку.

- Видишь на том берегу небольшой холм? На вершине этого холма врыт столб, только местные говорят, что и не врыт вовсе, а прямо от корней земли растёт – и всегда так рос. Так вот, это граница между нашим миром и другим, и бывает, что с той стороны приходит лунная лисица полакомиться рыбой из Чёрной реки. Приходит она на границу, но с той стороны реки ничего не увидишь. Но если тебя проведёт тень звёздной лисы, отразившаяся в водах Чёрной реки, то ты сможешь пройти на холм, где…

- Не нравится мне эта история, - резко оборвала его на полуслове Кира.
- Да ладно, прикольно же, - опешил Макс.
- Слушай, пойдём уже отсюда, - девушка заметно нервничала. – К тебе, ко мне, к Петровичу… Или хочешь, останемся, только вот без всего этого.
- Хорошо-хорошо, без этого так без этого, - не стал настаивать Макс, хотя и был немного уязвлён: зря, выходит, старался. – Ммм, Кир, а где ты так рисовать научилась? Я как раз и подумал, что тот вид очень похож на твои пейзажи…

Кира потихоньку успокоилась, разговорилась и благосклонно принимала не только объятья – прохладно всё-таки! – но и поцелуи, поначалу шутливые, а потом и не очень… Макс улучил момент и выкинул в костёр прихваченные с собой травы, которые нужны были для так и не случившейся охоты на легендарную лисицу. Полдня убил на сбор этого веника, который надо было под ритуальные завывания побросать в огонь – не тащить же теперь обратно, точно идиотом выглядеть будет, пол-лагеря видело, как он с этим гербарием бегал. Впрочем, и без того всё выходило очень неплохо, даже хорошо… Нет, как нельзя лучше!

Чуть остыв, Макс пошёл к реке. Хотелось умыться: так, слегка, чтобы не срубило прямо у костерка – надо всё-таки возвращаться в лагерь, Петрович и так нелестного мнения о нём. Кира полулежала на пенке, укутавшись в тонкий плед, и смотрела куда-то в глубину уже налившихся жаром углей, и Макс не хотел отрывать её от этого занятия. Хорошо ли ей было с ним? Ему-то точно было хорошо.

Макс не заметил, где начинается вода, и без остановки вошёл в реку. Странно, блики от костра не отражались в воде, хотя сам костёр и Кира были отлично видны. Чертыхнувшись, Макс посмотрел на воду – ровную чёрную гладь, которая волновалась и плескалась, но не отражала ничего, кроме нескольких ярких звёзд. Эти отражения притягивали взгляд, такие яркие, такие холодные – такие… желанные. Звёзды складывались в ломаную линию, ведущую куда-то вперёд, и Макс сделал шаг, и ещё, и ещё – туда, к холму на том берегу, где у тонкого высокого столба сидела девушка, чем-то неуловимо похожая на Киру. Макс сам не заметил, как поплыл – тихо, не издавая ни звука. Девушка на холме едва заметно облизнулась.


Очнулся Макс в больничной палате – больше от холода, чем от боли, и только спустя пару минут опознал шум в коридоре: матерился Петрович, причём, кажется, на Киру. Макс точно знал, что Кира ни в чём не виновата, и он сейчас пойдёт и скажет об этом Петровичу, вот только встанет, это же так просто… Сейчас, только приляжет отдохнуть…

Кира уже трижды пожалела, что связалась с Максом. В первый раз, когда он раскопал эту историю – и оказался достаточно последователен и романтичен, чтобы устроить ей «настоящую сказку». Во второй раз, когда пришлось тащить его из воды – сначала из чёрной, потом из речной; ну и сожрала бы его эта мерзавка, ей-то, Кире, какое дело? Но вроде как из-за неё он в это ввязался, неловко вышло бы. То есть понятно, что это простое совпадение, лунные затмения всего несколько раз в год и бывают. И вот сейчас она жалела в третий раз: Аркадий Петрович ругался, что она полезла спасать этого дурня, и ругался вот уже полчаса. И что самое ужасное, она с ним была полностью согласна.

А ей надо, наконец, позвонить маме и рассказать, почему её сестра осталась без долгожданного ужина!

@темы: Написано

23:19 

Осеннее

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Если б мне было не лень писать, то я написала бы - менее, чем за месяц - короткий рассказ «Самайн: ночь открытых дверей». Конечно же о любви - о чём ещё писать такой дождливой осенью, как эта? О чём ещё говорить, когда скоро ночь открытых дверей?

@темы: Написано

02:08 

Капля за каплей

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Капля за каплей, капля… за… Медленная, тягучая, болезненная. Густая. Притягивает к себе. Лежишь, смотришь: кап, кап, кап, тянется вниз по трубке, переходник, игла… рука. Смотришь, чувствуешь: настоящее, реальное, не вздрагивает, не сворачивается. Не исчезает, как всё остальное… все остальные. Кап, кап, кап… Капля за каплей – в реальность, плотную, упругую. Чувствуешь, сжимаешь пальцы: под пальцами простыня, шершавая, тёплая, влажная; под веками глазные яблоки, шершавые, тёплые, влажные… наверняка; под языком губы, сухие, твёрдые, потрескавшиеся – лучше уж простыня – или капля. Кап-кап-кап. Разжимаешь пальцы: устал – и не так больно. Больно… тепло, горячо. Запястья замотаны – липким, горячим, тяжёлым… неизвестным. Подносишь к глазам, роняешь на грудь: тяжёлое, в бинтах, игла выпадает, из неё сочится прозрачное – капля за каплей, капля… за… Писк, шаги. Голос, слишком громкий – не понять.

Движение, тошнота. Падение – на ладонь, на мягкое, но падение. Звук металла о металл – замок, за замком шаги, удаляются. Тишина, только кран подтекает, где-то слева-спереди. Капля за каплей: кап-кап-кап…

@темы: DarkKingdom, Написано, Очищение, Фанфикш

02:10 

Фанты

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Ещё одна side story к Очищению

Когда смех утих, он запустил руку в чашу и достал орех со спрятанной в него бумажкой. Девушки с любопытством смотрели, как он раскрывает скорлупу и разматывает ленту с заданием – на лице-то они не ожидали увидеть ничего иного, кроме выражения вежливо-равнодушной любезности. Наконец бумага была расправлена, и он бросил взгляд на задание. Потом ещё один. Ничего не изменилось, и он положил бумажку на столик перед девушками, а сам отошёл к окну и начал набивать трубку.

- Что там? – с жадностью поинтересовалась Мина, подгребая листок с заданием к себе, пока Сец с тревогой следила за быстрыми умелыми движениями рук. В них не было ни нервозности, ни страха, но она всё никак не могла оторваться, по опыту зная, чем может смениться такое показное спокойствие.

- Если тебе не хочется отвечать, можешь пропустить ход, - Сец посмотрела на Мину, голос которой выдавал сильное волнение – интересно, что же ему такое досталось?
- Да нет, зачем? – отозвался он. Трубка была готова, и в руках так же чётко и уверенно вспыхнула спичка. Табак медленно занялся, отдавая жар во внутренние слои, и он наконец выпустил изо рта первую порцию дыма, ещё поверхностного, с привкусом копоти и горелой древесины. – Какая фраза мне больше всего запомнилась из наставлений отца, да?

В комнате как будто похолодало, и Сец поёжилась, глядя на чёткий профиль человека, с которым уже полгода как жила вместе. Ей не хотелось ни древних загадок, ни давно погребённых тайн, ни отголосков затихших войн – ей хотелось просто жить с любимым и не ворошить прошлое, которого она боялась. Между тем он продолжил, только голос стал чуть глуше:
- Он сказал, что у меня слишком твёрдое слово – и это может быть опасно.
- И – всё?.. – Мина была немного разочарована, но в её вопросе отчётливо проскользнуло облегчение.
- А ты ждала чего-то другого? – он усмехнулся. – Это было последнее, что я от него слышал. Теперь твоя очередь.
- И всё? – теперь уже спрашивала Сец. Их взгляды встретились, и она поняла, что услышит чуть больше – стоит только уйти гостям.

Гости не стали задерживаться.
- Ты могла бы посмотреть и сама.
- Могла бы, но не хочу. Расскажешь?

- Хорошо. Это случилось за двенадцать лет до падения Серебряного Тысячелетия. В то время земные государства практически объединились в единую империю под властью Неодема, отца Эндимиона, а я ещё хотел стать боевым магом, как и всякий наделённый способностями наследник знатного рода. Нас тогда много было при дворе императора – кто в посыльных, кто в адъютантах, кто из первых своих боёв только вернулся. Хвастались, конечно, все, кто что видел, кто где побывал, в чём поучаствовал. Двор всё-таки не граница, можно и расслабиться, все и расслабились, особенно кто в боях не был, а я смотрю – пространство искажается, рвётся – и где! в самом центре императорской резиденции. И знакомо так рвётся… Я двоих таких знал, кто мог так пройти мимо всей охраны. Ну с собой – троих. Из портала вышел отец, я подошёл – заранее видел, где точка выхода будет, хотел с ним поговорить до того, как гвардия прибежит. А он и говорит то самое, что слово у меня слишком твёрдое, и ещё чтобы мать обнял за него. Говорит, а сам второй портал строит, я проследил, куда он ведёт, не пошёл. А гвардия кинулась за ним по горячему следу, без проверки – ну и угодила в те же раскалённые недра, но одно – если ты хранитель земель и знаешь, зачем идёшь, а другое – просто гвардеец императора. Не тебе земные плиты двигать, разделяя континенты. Потом вроде как я понял, что это было нужно, и нужно срочно, а тогда всех, кто магией владел, сложило. Неодем мог бы, наверное, то же сделать, другие хранители. Я бы смог лет через десять. А выжить в этом не смог бы никто.

- Ты тогда стал хранителем?
- Тогда – нет, конечно. А потом поздно стало.
- Жалеешь?
- Я не умею жалеть. Других в боевые маги не берут.

Она рассмеялась, а он откинулся на подушки и, расслабившись, стал смотреть на чуть подрагивающий профиль её тени. Ещё один вечер жизни подходил к концу.

@темы: DarkKingdom, Очищение, Написано, Фанфикш

23:02 

Сейлор Венера

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Цветные карандаши, А4



Январь 2015

@темы: Фанарт, Нарисовано

17:44 

Кунсайт

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Цветные карандаши, А4



Январь 2015

@темы: DarkKingdom, Нарисовано, Фанарт

06:34 

Сон Одина

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Карандаш, А4



Кажется, 2005 год или около того

@темы: Нарисовано

21:46 

Первый огонь

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Акварель, А4



Декабрь 2016

@темы: Нарисовано

22:58 

Позитивная интервенция

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Цветные карандаши, А4



Декабрь 2016

@темы: Нарисовано, DarkKingdom, Очищение, Фанарт

19:34 

Серьги

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Бисер с Севастопольской, готовые швензы.



Лето 2017

@темы: Руками

00:29 

Японский канал

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Акварель, А4, с фотографии



2016

@темы: Нарисовано

18:40 

Мечта каждой девочки

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Было уже поздно, когда на одной из аллей парка появились двое. Он был выше её чуть ли не вчетверо, и ноги его были столь длинны, что на каждый его шаг приходилось три её. Но они не торопились, и он подстраивался к её крошечным шажкам. Один за другим зажигались фонари, но они направлялись в самый глухой угол парка, туда, где не было ни одного фонаря. Идти было далеко, и она быстро устала - конечно, ведь она сделала столько шагов! втрое больше, чем он! И он посадил её на плечи. Так дело пошло гораздо быстрее, и вскоре они уже были на месте.

- Посмотри наверх! - сказал он. - Видишь?
- Ух ты! Сколько их!
- Видишь вон те четыре ярких? На ковш похоже...
- И вовсе не похоже... А это к нему ручка, да?
- Да... Это Большая Медведица. А вот ту звезду видишь?
- Нет...
- Ну вон, смотри, если продолжить сторону ковша...
- А почему Медведица с ковшом?
- Это она кашу варит. Всё ещё не видишь?
- Неа...
- Сам потерял... А, вот она - видишь, неяркая, но отчётливая. Полярная звезда. Она всегда на этом месте.
- Всё равно не понимаю!
- В общем, она там - и это хвост Малой Медведицы.
- А она похожа на Большую?
- Похожа, похожа. Потому так и называется.
- Я есть хочу.
- Сейчас, подожди...
- Ну пааап, пошли домой уже!
- Пойдём уже! Я твой большой медведь, а ты - моя малая медведица. Запомнила?
- Дааа...А ты мне почитаешь на ночь?
- Почитаю, почитаю.

У каждой девочки есть мечта: однажды услышать «Я - твой Большой Медведь, а ты - моя Малая Медведица» от человека, который пусть уже давно и не вчетверо выше, но всё равно значит очень много.

Март 2016

@темы: Написано

12:10 

С натуры

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Карандаш, А5



Октябрь 2011

@темы: Нарисовано

08:07 

Оса

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Акварель, А5



Лето 2015

@темы: Нарисовано

Ветер в волосах

главная