Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ребятам о зверятах (список заголовков)
12:04 

Ожидание

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Муан Лэнли стоял на вышке и щурился, вглядываясь в туманную даль, туда, где из-за Небесных Стражей, извиваясь и петляя, выползала узкая дорога. Снег ленивыми хлопьями падал на капюшон и куртку, а некоторые особо дерзкие снежинки ухитрялись улечься на длинные белёсые ресницы дозорного. Муан упорно смотрел вдаль: не то чтобы он ожидал кого-то увидеть раньше заката, но его вполне устраивало, что он находился на посту, а не в казармах, где в ожидании проверки наверняка царил переполох. По правде говоря, сегодня он улизнул оттуда даже чуть раньше, чем было необходимо, но уж больно не хотелось сталкиваться с комендантом – этот старый обрюзгший волк обладал характером под стать своей звериной ипостаси.

Проверка, по мнению Муана, запоздала самое малое на пару лет – тогда ещё можно было сделать вид, что строения просто немного пострадали от недавних бурь и обильных снегопадов, а арсенал проржавел из-за весенних дождей. Но последние годы природа была на удивление благосклонна к северным окраинам Эрингаута, так что списать происходящее с гарнизоном на её капризы вряд ли получится. А вот на то, как обустроил жизнь и службу Корван Шун, легко.

Когда четыре года назад был назначен новый комендант, человек (и волк) на вид ответственный, сдержанный и серьёзный, гарнизон вздохнул с облегчением. Многим уже изрядно надоели всесезонные гоны и не менее регулярные попойки предыдущего начальника, которому и дела не было до того, в каких условиях приходится нести службу его подчинённым. Да, это не та граница, где что-то происходит каждый день: здесь, на севере, только две дороги, и те разве что исправно расчищаются. Одна ведёт к берегам ледяного моря, где солнце лениво и уходит за горизонт раз в год – но зато сразу на полгода, и где живут племена столь же неспешные и спокойные, как их солнце. А вторая ведёт в Священную долину, откуда придёт та, что избавит Эрингаут от звериного проклятья, будь оно трижды благословенно.

На памяти Муана по второй дороге ходили только гарнизонные – из тех, кто должен был её чистить. А на память он не жаловался.

Чуткое ухо оборотня уловило тонкую дрожь земли. Чуть позже пришли звуки, словно большой зверь ломился сквозь чащу. Или стая зверей. Муан улыбнулся в меховой кулак и подчёркнуто прямо встал, развернувшись в противоположную сторону: он внимательно смотрит, не соизволит ли появиться на узкой дороге, ведущей от гор, будущая правительница страны… а уже нечеловеческое ухо, опушённое длинной чёрной кисточкой, высунулось из капюшона в сторону долгожданных гостей совершенно случайно.

Муан был настолько увлечён своим любопытством, что не заметил, как в налетевшем порыве ветра на его дозорную вышку закинуло тёмный осенний лист. Крупный, почти чёрный, живущий по воле ветра – и немного по своей.

- Бдишь, Лэнли? – Ада меняла ипостаси почти мгновенно – и всегда полностью, во всяком случае, внешне. Когда Муан успел среагировать, его старая подруга уже успела вытащить из стопки аккуратно сложенных в углу плащей второй сверху и закутаться в него с ног до головы.
- Бжу. Бдю. Иди сюда!..
- Ай, когти!
- Не ври, я втянул, – Муан потряс у неё перед носом вполне человеческой кистью.
- Ты хоть изредка бываешь полностью человеком? – спросила девушка откуда-то из глубины объятий.

Муан не ответил. Пусть ненадолго, но он полностью отдался ощущению близости и тепла. Пока можно расслабиться: раз Ада Руни здесь, значит, авангард процессии не стал заходить, вернее, залетать в гарнизон и отправился в Священную долину напрямик, по воздуху, а дозорные мышки прочно держат связь между ними и основной группой. Вот и сейчас Ада наверняка слушает, нет ли каких известий, а может, и передаёт. Он предусмотрительно вернул ушам человеческий вид и, главное, чувствительность – от этих мышиных писков у него побаливала голова.

- Ты надолго? – спросил он, наконец поверив, что девушка в его объятиях настоящая, живая и тёплая, а не снежный морок, до которых, конечно, ещё пару месяцев, но мало ли что.
- Если в долине медведи впадут в спячку, то, может, и на всю зиму, - задумчиво протянула Ада.
- Шутишь?
- Отчасти. Рениад на что-то надеется, иначе не отправился бы сюда сам. Нервный, как будто линька у него. Двух градоначальников по пути уже сместил и, кажется, на этом не остановится, явно отложил что-то до возвращения в столицу.
- О, может, и нам нового коменданта пришлёт.
- А что, всё так плохо?
- Да не то чтобы плохо… Но я думаю, ты услышишь, тем более если Медведь не в духе.
- Посмотрим. Но я думаю, что тебя не должен сильно беспокоить местный комендант.
- О чём ты? Медведь больше не нуждается в моих услугах? – взгляд Муана затвердел.
- Полагаю, ты будешь нужен ему не здесь.
- О, может, ещё и там же, где и ты?

Ада только собралась ответить, как осеннюю промозглую тишину пронзил утробный медвежий рёв. В нём лишь отчасти слышались обрывки человеческих слов, что-то про честь, позор и дыры в крышах. Наступившее после него безмолвие казалось особенно хрупким и прозрачным.

- Сурово он всё-таки с Шуном, - переведя дыхание, шепнул Аде Муан. – Не так уж у нас всё и плохо.
- Да? А спишь ты в какой ипостаси, котик?
- Ммм, ты же знаешь, мышка, - он обнял девушку ещё крепче, хотя это и казалось невозможным.
- А в человеческой холодно?
Он кивнул и, поморщившись, добавил:
- А в звериной – сыро!

***

- Лэнли! Пойдёшь проводником в Священную долину, распоряжение его величества правителя Эрингаута Рениада Второго Второго!
- Слушаюсь! – ответил Муан и позволил себе широко улыбнуться в лицо своему бывшему командиру. – Правитель Эрингаута не нуждается в проводниках на своей земле.

Два долгих года и ещё четыре совершенно невыносимых, спасибо Корвану Шуну и его формализму и пристрастию к субординации, подошли к концу. Муан Лэнли из Внутренней стражи Эрингаута был счастлив.

@темы: Написано, Ребятам о зверятах

12:03 

Встреча

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
Солнце уже наполовину скрылось за неспешной гладью реки, и дневная жара уступила место комариному звону и некоторой зябкости, присущей вечерам в это время года. За остывающим светилом задумчиво наблюдал крупный широколицый мужчина с лёгкой проседью в густых, будто торчком стоящих волосах. Его спутник тем временем рассматривал резные фигурки, стоящие на клетчатой доске, и, нервно помаргивая, тёр глубокий изгиб переносицы. Он выглядел уставшим и чуть-чуть ссохшимся, особенно на фоне своего монументального собеседника.

- Выпей, – с лёгким нажимом сказал первый и взглядом указал на глиняный кувшин и пару стаканов рядом с доской, – тебе следовало сначала заехать к себе. Эта партия ждёт.

- По-твоему, всё ждёт, Рен.

- Разумеется, - хохотнул тот. – Всё всегда ждёт. Ты мог прийти сегодня, завтра или к следующему полнолунию. Мне без разницы, а ты бы выспался.

- То есть с Северного перехода известий до сих пор нет? – мужчина изумлённо приподнял и без того острые брови и стал удивительно похож на ночную птицу с блестящими круглыми глазами. Впрочем, ей он и являлся.

- Именно. Ты выпей, Кор, - повторил Рен, - а потом сыграем, раз уж ты сюда долетел.

Они сидели в беседке на берегу широкой медленной реки. Если смотреть вслед за Реном на запад, куда сейчас опускалось солнце, можно было видеть, как Сакит-Кай медленно, но настойчиво стремится к далёкому, невидимому отсюда морю сквозь густые леса Эрингаута, сперва напоив Земру, сердце и столицу звериного края.

Кор суетливо наполнил стаканы прозрачной малиновой жидкостью и ещё больше оживился:

- Мо Брекис?

- Она самая. Что может быть лучше хорошей настойки весенним вечером в компании старого друга, которого не видел почти год? – и Рен потянулся за своей порцией.

- Пожалуй, - впервые за вечер улыбнулся человек-птица, и они сдвинули стаканы, так, чтобы плеснуло через края, на клетчатую доску, где скучающим неподвижным армиям не хватало крови.

***

Солнце окончательно утонуло в реке, и взгляд Рена потемнел.

- Что слышно в Ка-О-Кутаро?

Кор опёрся локтями на доску и задумчиво пощипал подбородок.

- С чего бы начать? Второй урожай высокого сезона сгнил на корню. До голода ещё далеко, но кадо уже уменьшил налог с земледельцев и увеличил с торговцев. В горах на севере объявилась ведьма, мёртвых поднимает, живых укладывает. Прибрежные воды заполнила рыба, да такая, какой раньше не видывали. В столице знатные юноши предпочитают синие одежды любым другим и носят на лицах узор «Тростник в тени и на свету». У второй жены Хе Лия, лучшего кузнеца южного острова, родился поросёнок – и это вместо предсказанного наследника рода. Столичный астролог Хия Нагаси предсказывает нападение восходных зверей. Ему вторит отставной капитан дворцовой стражи Но Кубус, завсегдатай столичных кабаков, мол, укрепление Северного перехода для отвода глаз, а празднование Больших Лун – прямая угроза соседям, тогда-то вторжение и начнётся.

- Людям свойственно тревожиться по пустякам, - пожал плечами мужчина.

- И наоборот, - по-птичьи склонил голову на плечо Кор, с лёгким вопросом глядя на собеседника.

- И наоборот, да.

- Говорят ещё, что правитель зверей с востока в преддверии вторжения тренирует армию и советуется со жрецами, замышляя непотребство и выбирая для него время.

Рен рассмеялся. Густым, сочным смехом, в тени которого прятался довольный звериный взрык, как будто ему удалась очень смешная, но ещё не понятая окружающими шутка.

- Людям и правда свойственно тревожиться по пустякам. Военные игры на праздник Больших Лун проходят уже не первое столетие, а сегодняшние инспекции гарнизонов и учения ничем не отличаются от них же десятилетней давности. Я бы начал беспокоиться, если бы на Больших Лунах правитель оставил за старшего своего наследника, а сам отправился сперва на охоту в северные леса, потом в весёлые Западные Кварталы столицы, а может, и через крышу к юной красавице. Вот тогда я бы начал беспокоиться.

- Полагаю, если бы правитель Эрингаута поступил так, многие успокоились бы.

- И зря. Возвращение к власти было бы временем между жизнью и смертью – но этой легендой по собственному выбору стал бы только он. Остальные стали бы ей по обстоятельствам.

Человек-птица выдохнул и прикрыл ладонью свои большие блестящие глаза:
- Твой ход, Рен.

- Благодарю, - и Рен, более известный как Рениад Космолапый Второй Второй, Рениад Медведь, правитель Эрингаута, задумался над доской.

@темы: Ребятам о зверятах, Написано

12:02 

О пирожках

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
У Мо Брекис подгорели пирожки.

Впрочем, не будем заранее раскрывать интригу.

В то время, пока Секач Рейли изволил пребывать не в духе, двое его бывших курсантов, Ли Креос и Сайле Мус (боевые трансформации: медведь бурый и медведь белый, баллы высшие, отдельная похвала Космолапого и ожидавшие их по возвращении места в гвардии правителя - но сначала почётная служба у Северного перехода) решили отметить окончание затянувшегося, по их мнению, обучения в излюбленной таверне "У матушки Мо", которую держала пожилая семейная пара почтенных ласок. Настойки и выпечка там были изумительные, цены вполне доступные, а спокойствие и добродушие хозяев наряду с бурным армейским прошлым гарантировали тишину и уют даже в напряжённые дни близящегося полнолунного безумия.

Ведь каждой собаке в Эрингауте известно: прошедшие армию владеют навыком свободной трансформации и не столь подвержены зовущему притяжению лун.

Приятели не учли, что дело бывает не только в полнолуниях. Им и неоткуда было вызнать, что ещё в начале сезона осенних бурь у Мо Брекис, матушки Мо, начал разваливаться любимый разделочный стол. Пухленькая и смешливая в человеческом облике, чем опровергала все высокомудрые теории о зависимости характера человека от его звериной формы, она сначала не сильно расстроилась, тем более что её супруг, почтенный господин Дайро Неус, клятвенно обещал "всё починить - не успеет обновиться малая луна". Почтенный господин Неус, как и положено ласке-разведчику, отлично умел выкручиваться из затруднительных ситуаций, к коим, несомненно, относился и злополучный стол. Матушка Мо знала об этой особенности своего мужа, однако полагала в высшей степени некорректным выражать недоверие действием и решать проблему стола самостоятельно, коль уж он сказал, что сделает.

Между тем к моменту испытаний юных будущих гвардейцев малая луна успела обновиться четырнадцать раз. И сколь бы ни был старый разделочный стол прочен, пришёл момент, когда он устал прикрывать несомненно почтенного Дайро и рухнул ровно в тот миг, когда матушка Мо, поставив печься первые пироги, выложила на него подошедшее тесто для второй партии. Услышав грохот на кухне, господин Неус бросился проверить, всё ли в порядке с его возлюбленной, несмотря на столь прохладное отношение к её просьбам, супругой.

Супруга была в порядке. В полном боевом порядке, практически завершив трансформацию. А надо сказать, что если в былые годы, ещё ухаживая за юной лаской, молодой сержант Неус однозначно превосходил её в размерах и силе, а в скорости мог потягаться, то с возрастом раздобревший счетовод, хоть и не утратив техничности, стремительностью жене бесспорно уступал. Но страх, как известно, творит чудеса.

Молодые медведи успели только прыгнуть в разные стороны, когда между ними промчался обычно степенный и спокойный Дайро Неус, а за ним вдогонку, сжимая в одной лапке что-то желтоватое и бесформенное, а в другой - огромную скалку, пронеслась госпожа Брекис собственной звериной персоной. Каким чудом господин Неус в человеческой форме мог быть быстрее своей жены в звериной, сказать было трудно, однако приятелям предстала именно такая картина.

Над улицей медленно плыл аромат свежей сдобы.

Он-то и спас господина Неуса от неминуемой расправы. В третий раз пробегая мимо собственной таверны, уже порядком запыхавшаяся Мо потянула носом и поняла: горят! Её знаменитые пирожки были безнадёжно испорчены! Как и этот вечер, как и вся молодость, как и её целая никчёмная жизнь, отданная этому бессовестному обманщику-у-у!.. Гроза разразилась слезами, на мостовой перед в ходом в таверну сидела пухленькая и обычно смешливая женщина, чьи пирожки и настойки любила вся округа, и ревела в три ручья.

- Да починю я его, только не плачь, только, ради всех лун небесных, не плачь, - и неслышно подошедший Дайро Неус, отставной подполковник разведки, нежно обнял жену за плечи. На кухне продолжали гореть пирожки.

- Никогда не женюсь! - выдохнув и отряхнувшись, сказал Ли Креус своему приятелю, и они зашагали в сторону Старого Города и его весёлых Западных Кварталов. Сегодня определённо стоило выпить.

@темы: Написано, Ребятам о зверятах

12:02 

Экзамен

Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
В по обыкновению шумном нижнем зале казармы наставников гвардии Его Величества Рениада Космолапого Второго Второго стояла непривычная тишина. Два молоденьких, ещё со свежими нашивками младших помощников, сержанта, перекидывающихся в кого-то из псовых, если судить по отметинам на ушах, торопливо заглатывали вполне заслуженный ужин, быстро и сосредоточенно, стараясь не глядеть в сторону стола старших по званию. Дан Рейли, старший наставник гвардии, кряжистый мужчина с нездоровым красным лицом, носивший прозвище Секач не столько за свою звериную форму, сколько за лёгкий добродушный нрав, изволил пребывать не в духе. В этот день его ученики сдавали переводные экзамены, определявшие дальнейшую судьбу юных оборотней.

Можно было допустить, глядя на угрюмое выражение лица (или на осколки вот уже второй чашки, которая чем-то не угодила мейдзору Рейли), что его ученики экзамен завалили. Можно - если не знать самого Секача, а за месяц до испытаний и вовсе заткнуть уши в обоих воплощениях, когда по казармам, тавернам и улицам Старого Города начинали гулять слухи о грядущем выпуске. Говорили многие, но тишком и шепотком, кое-где бились об заклад, сколько времени потом к Секачу будет не подойти; и даже Космолапый ставил иногда пару бутылок своего лучшего вина против горсти лесных орехов.

Космолапый редко ошибался. Он хорошо представлял способности и Секача, и умения его учеников, чтобы понять, насколько успешно новое поколение справится с испытаниями.

Чем больше навыков и способностей обнаруживали юные дарования, тем глубже погружался мейдзор Дан Рейли, неизменный наставник гвардии Его Величества, в пучины хандры, носившей имя "я больше им не нужен". После экзамена по стеночке ходила вся казарма, которую Рейли отказывался покидать до ближайшего новолуния, пережёвывая каждый раз такие неожиданные успехи учеников. Не то что бы он в них не верил - но каждый раз, сталкиваясь с тем, что некогда маленькие и робкие зверёныши, оказываясь без поддержки одни против трудностей, неизменно справлялись - и зачастую отлично справлялись - наконец сами, без него, впадал в задумчивость, хвалил невпопад, а позже, едва дождавшись окончания церемонии распределения, уходил в казарму, заменившую ему дом. И пребывал там не в духе, аж до новолуния - ближайшего или уж как получится.

Этот выпуск произвёл впечатление даже на ветеранов, а Рениад Медведь с удовлетворением кивнул советнику, с которым намедни поспорил, что к Секачу будет не подойти до сезона дождей, если не до весенней линьки. Космолапый редко ошибался.

@темы: Ребятам о зверятах, Написано

Ветер в волосах

главная