Лесное зеркало
Мы уже победили, просто это ещё не так заметно


Она опять забыла зонтик. Что за растяпа! Ами сокрушённо покачала головой и нырнула обратно под прозрачную крышу остановки. В это время года дожди совсем не редкость, но с этой подготовкой к экзаменам она совершенно упустила из виду такую простую вещь, как календарь. И вот теперь вынуждена ждать автобуса – который может и не прийти, если дорогу между посёлками размыло. Надеяться же на милость стихии было наивно: раз начавшись, дождь мог идти двое-трое суток. Потоки воды с небес скрадывали окружающий пейзаж, и силуэты далёких гор скорее угадывались за плотной завесой облаков. От невесёлых размышлений о собственной недальновидности девушку отвлёк звонкий оклик.

- Мисс Мидзу-но? Какая радость, что я Вас встретил! А что Вы здесь делаете одна в такое время?

Этот рыжий был невозможен. Весельчак и разгильдяй, он словно поставил себе целью вывести из себя свою не в пример более взрослую и спокойную одноклассницу. Справедливости ради стоит отметить, что ему это неизменно удавалось, и при этом он ни разу не перешёл грани приличия.

- Мистер Тако? Вам не стоит оставаться под дождём, вы можете заболеть – и тогда ваше отставание по учёбе будет ещё сложнее скрыть, - язвительно заметила Ами. Действительно, её собеседник промок насквозь, с длинных волос, собранных в низкий хвост, лилась вода, а чёлка прилипла ко лбу. Но зелёные глаза весело сияли с бледного худого лица, а рот, кажется, не умел не улыбаться.

- Милая мисс Мидзу-но, для Вас я только Суи-ни, прошу Вас! – молодой человек шагнул под крышу. Сверкнула молния, и на миг Ами почудилось, что вместо её одноклассника к ней приблизилось нечто древнее, страшное в своём весёлом безумии.

- Не приближайся ко мне, нет! – взвизгнула девушка и вжалась в стену остановки. Тако остановился и удивлённо посмотрел на неё. Улыбка вместе с дождевыми каплями стекла с его лица.

- Как хочешь. Я подумал, что ты сидишь здесь, потому что забыла зонтик, и хотел предложить свой. Но если ты против, то я пойду, - пожал плечами юноша и шагнул обратно под ливень.
- Если у тебя есть зонт, то почему ты сам им не пользуешься? – Ами настороженно окинула фигуру парня взглядом. Наваждение уже отступило, и ей стало немного стыдно за свою эмоциональность.

- Я люблю дождь и вообще воду. Мне нравится, как холодные струи бегут по телу, как освежается воздух. Когда капли дождя падают мне на лицо, я чувствую, как кожу гладят маленькие прохладные ладони, мягкие и настойчивые, – и мне хочется улыбаться их обладателям. Мне почему-то казалось, что тебе тоже понравится, - на бледных щеках парня проступил румянец.

- Я… - Ами запнулась, и Тако протянул ей закрытый зонт, - О, спасибо... Знаешь, мне так неловко, но я, наверное, пойду домой, меня мама уже заждалась. Я тебе его завтра обязательно отдам!
- Договорились! – эта улыбка парня ещё больше напоминала гримасу безумца. – До завтра! – он нелепо махнул рукой и, развернувшись, неровной походкой двинулся прочь. Ами смотрела ему вслед, пока его высокая корявая фигура не потерялась в потоках ливня, и лишь тогда разжала побелевшие пальцы, вцепившиеся в зонт.

Она знала, что у Тако погибли родители, когда тот был совсем маленьким: паром, который должен был отвезти их на материк, подорвался на старой мине. Три года спустя на горячих источниках утонул старший брат. Сейчас Тако жил в семье брата своего отца, и об их доме говорили разное, но всё больше шёпотом и по ночам. В школе же он вёл себя как обычный подросток, много смеялся и немного хулиганил. Другие парни из класса говорили, что у рыжего после переезда к дяде появилась татуировка под левой лопаткой. Один-единственный символ, «мидзу» - но скандал был знатный: как же, татуировка у ученика элитной школы! Утих он после визита к директору высокого смуглого господина, снежно-седого в свои тридцать. Учителя и попечители оставили Тако в покое, и всё было ничего, но… «Я люблю воду».

- До завтра, Суи.

Этой ночью девушка долго не могла уснуть. Сон сморил её уже на рассвете, когда прозрачный розовый воздух стал хрупок, подобно слюдяным крыльям стрекозы. Ей снилась бесконечная синяя тяжесть и блики солнца наверху, и не было никого, кто мог бы её вытащить на поверхность. Постепенно солнечный свет слился в два серебристых пятна, ставших глазами на смуглом лице мужчины. Он улыбнулся и поманил; она двинулась за ним. Давящая тяжесть ушла, и девушка оказалась в комнате, где кроме неё были ещё двое: мужчина с серебряными глазами, худой и седой, и невозможно костлявый огненно-рыжий мальчик, лежащий лицом вниз на невысоком помосте. Серебряноглазый поймал взгляд гостьи и, кивнув, приложил палец к губам.

- А я… тоже умру? – сухим голосом спросил ребёнок. Он смотрел прямо на Ами, но словно сквозь, и девушка поняла, что тот её не видит.
- Обязательно, - ласково ответил мужчина, растирая тушь в пиале. Перед ним уже были разложены кисти и иглы, в пузырьке тёмного стекла с плотно притёртой пробкой бродила какая-то тягучая смесь, а на маленькой жаровне подогревалась бутылка с сакэ. – Умрёшь, но не сейчас.
- Но… нам же нельзя…
- Забудь.

Закончив приготовления, мужчина плеснул сакэ себе на руки и на спину мальчику. Провёл пальцем вдоль линии позвоночника, чему-то недовольно хмурясь, затем провёл ещё раз. Хмыкнул, кивнул чему-то своему. Украдкой взглянул на Ами, и в уголках тонких губ появилась тень улыбки. Глядя вглубь себя, чуть надавил ногтем большого пальца под левую лопатку, так уверенно, словно лежащий перед ним ребёнок был без кожи. Взял кисть, уже набравшую туши, позволил первой капле соскользнуть обратно в пиалу, и начал говорить, чуть понизив голос и непривычно растягивая звуки:

- Когда вода сильна и движется своим путём, она стремится вниз, обрушиваясь на уступ, - и провёл первую черту иероглифа «суи», - разбиваясь и сминаясь, она проникает в суть, достигая своей цели. Когда вода сильна, но идёт поперёк, - и на теле мальчика появилась вторая черта, - то, не добиваясь своего, бессильно стекает с крыши, не прерывая своего движения. Но так бывает редко, очень редко. Чаще же вода слаба, - третья, самая короткая, черта возникла на спине под кистью мужчины, - ей следует ударить точно, чтобы не растратить себя впустую. Тогда она достигнет вершины, - он резким взмахом завершил знак, - даже растеряв свою мощь.

Ами затрясло. Она поняла, где уже видела эти белые волосы и твёрдую прямую спину – и чьи рыжие пряди сейчас лежали на подушке, открывая кожу иглам. Мужчина поймал её взгляд, затем посмотрел на безукоризненно выполненный «суи» на спине Тако и, легко улыбнувшись, кивнул. Его глаза опять превратились в блики на воде, а потом и в солнечный луч, весело танцующий на веках. Девушка проснулась.

Чуть позже, увидев себя в зеркале, Ами не смогла сдержать вскрика: её волосы стали глубокого синего цвета, как то море, в котором она утонула на рассвете.

@темы: Написано, DarkKingdom, Фанфикш, Узоры кандзи