Лесное зеркало
Мы уже победили, просто это ещё не так заметно


- И в ближайшие полгода за руль не садиться, - закончила перечень рекомендаций женщина в белом халате.
- Да вы все издеваетесь! – взревела пациентка.

Врач устало вздохнула и начала протирать стёкла очков:

- Мисс Тэно, это не шутка и не издевательство. Ситуация действительно серьёзная. Ваша рука довольно сильно повреждена, и мы не уверены, что даже при соблюдении всех рекомендаций к ней вернётся былая степень подвижности и выносливости. Так что не гневите богов и выполняйте, Вам и так повезло.

Харука хотела что-то ответить, но сжала зубы, кивнула и пулей вылетела из кабинета. В этот раз останавливать её было некому: Мичиру на гастролях, а Сецуна словно решила позволить своей буйной подруге собрать все возможные шишки. При реальной угрозе жизни ещё попробует что-то сделать, а по глупости загубленная карьера… Такие мелочи госпожу Мейо не тревожили.

Рука в гипсе не болела. Ничего не болело, что неудивительно с тем количеством анальгетиков, которое ей вкололи. Хотелось напиться и подраться, но нет, нельзя ни того, ни другого. Подумав, девушка всё же решила заехать в «Бисямон», небольшое заведеньице с сомнительной репутацией, где имел удовольствие работать её сводный брат.

Несмотря на середину буднего дня, в баре было довольно людно. Харука было удивилась, но быстро сообразила, в чём дело, когда увидела человека за стойкой. Сойка. То ли школьник на подработке, то ли любовник хозяина заведения – но абсолютно точно единственный, кто мог подобрать напиток под настроение клиента, едва завидев того в дверях. Неслыханная удача: парень шарил в коктейлях, смесях и сочетаниях запрещённых и разрешённых веществ и мог смешать заказ так, чтобы посетитель не откинул коньки. По крайней мере, сразу.

Харука запрыгнула на высокий табурет и исподлобья глянула на парня:
- Удиви меня.
- Салют, Тэно. Что с рукой? – со знакомыми Сойка не отличался излишней деликатностью.
- Авария.
- Серьёзно? – зелёные глаза удивлённо расширились, а руки как будто сами по себе начали колдовать с кофемашиной. Кто другой решил бы, что парень сочувствует, но Тэно знала маленького паршивца слишком хорошо.
- Угу. Врач сказал, что теперь полгода за руль нельзя.
- Повезло, что левая, да?
- Убью.

И откуда он знает? Или, как всегда, поддел – и сам не понял, куда попал? Этот рыжий засранец когда-нибудь допрыгается.

- Остынь, Тэно, - раздался сзади спокойный голос. Девушка обернулась и тут же пожалела, что всё-таки решилась на визит сюда. Не то чтобы она не любила Шимоно, но пару раз он уже выкидывал её за шкирку, как котёнка. Что самое неприятно, Сойка в его присутствии наглел ещё больше. – Лучше выпей чего-нибудь.

- Что? В меня знаешь сколько химии вкололи?!
- Сой, смешай что-нибудь нашей красавице, иначе она нам сейчас полбара разнесёт, а Джеду расплачиваться.
- Я тебе сейчас полморды разнесу, - угрожающе прошипела Харука.
- Ну да, одной правой. Тэно, сказал тебе, уймись наконец. Кто тебе виноват, что гоняешь, как угорелая? И хорошо бы только на треке…
- Да с чего ты взял, что авария была по моей вине?!
- Иначе бы ты сейчас находилась в полиции, за убийство – а начальство лихорадочно искало бы замену твоему братцу, который помчался бы тебя вытаскивать.
- Ничего, у господина Юхито есть ты. Шинкиро рассказывал, что ты как-то уже спасал его задницу, публике понравилось, - девушка довольно посмотрела из-под светлой чёлки на побледневшего от гнева мужчину. Внезапно тот улыбнулся и ответил на взгляд:
- Заменить Джеда? Только для тебя и только приват, дорогая мисс Тэно.

Довольный своим ответом, Шимоно взял протянутый Сойкой стакан и с удовольствием отметил проступивший румянец на щеках девушки. Весь персонал «Бисямона» знал, что Тэно Харука, во-первых, стесняется профессии своего сводного брата, во-вторых, стесняется его места работы, а в-третьих, стесняется самого факта их родства. И если она начинала кому-либо угрожать в пределах заведения, мужчина не упускал случая вогнать её в краску.

Сойка хихикнул и поставил перед девушкой высокий бокал с кофейно-шоколадным коктейлем, украшенным взбитыми сливками, присыпанными корицей. Харука приподняла левую бровь:
- Ты уверен, что это именно то, что мне сейчас нужно? – холоду её голоса мог бы позавидовать айсберг, потопивший «Титаник».
- Да, - просто и ясно ответил парень.
- Я, пожалуй, воздержусь, - из последних сил сохраняя ровный тон, произнесла девушка.
- Не стоит отказываться, попробуй, - ответил вместо бармена Шимоно и ехидно добавил, – ради меня.
- Хорошо. Но если мне не понравится, я вылью его тебе на голову.

Мужчина тряхнул копной белых прямых волос и шутливо поднял руки, соглашаясь с выставленным условием.

Харука медленно притянула к себе высокий стакан и обняла губами трубочку. Поймала взгляд беловолосого охранника и, не отводя глаз, начала неспешно втягивать в себя густой напиток, одновременно как будто примеряясь, с какой части роскошной шевелюры мужчины начать малярные работы. Разумеется, вкус коктейля за этими действиями она совершенно упустила из вида.

Мужчина не отводил взгляда, и только уголки его губ ползли вверх – с той же скоростью, с какой девушка поглощала десерт. Когда улыбка достигла, по его мнению, слишком откровенных размеров, он скрыл её за тяжёлым стаканом, в котором плескалось что-то однозначно крепкое.

Харука с наслаждением сглотнула сладкий молочный ком и двинулась было к Шимоно, но её нахально прервал Сойка, перегнувшийся через стойку и оказавшийся непривычно близко. Девушка вздрогнула и перевела взгляд на нахала.

- Эй, ну как, понравилось? – с невинным видом поинтересовался парень. – Тебе сейчас прописали кучу лекарств, и я решил немного подсластить пилюлю. Хочешь, могу ещё мороженое принести.
- Нет, мне не понравилось, - нарочито холодно ответила Харука.
- Врёшь, - прячась за улыбкой, равнодушно сказал Шимоно. От летящего в него стакана он увернулся.
- Посуду на счёт Джеда, как обычно? – уточнил рыжеволосый бармен.
- Засранцы! – фыркнула девушка и направилась к выходу.
- Подвезти? Тебе же нельзя за руль, - деланно участливо спросил мужчина.
- Пешком дойду.

- Я пошёл, передашь Юхино, хорошо? – Шимоно, выждав минуты полторы, сполз с высокого стула и направился к выходу.
- Пойдёшь охотиться на эту амазонку? – Сойка даже отвлёкся от протирания идеально чистых бокалов.
- Пойду вытаскивать эту истеричку из тех неприятностей, которые она наверняка уже нашла, - пожал плечами мужчина и вышел из заведения.

Он оказался прав: не пройдя и половины квартала, Харука встретила группу подростков, с которыми не поделила дорогу. Парни не опознали в агрессивной блондинке девушку, зато загипсованное запястье заметили отлично и уже подходили к ухмыляющейся Тэно с не самыми мирными намерениями. Та была не против и уже выбирала, какая цель из четырёх будет первой.

- Девушек бить нехорошо, вам не говорили? – спокойно, как и всегда, произнёс незаметно подошедший Шимоно.

Судя по лицам парней, им не говорили, что девушки бывают и такими. Пока они не опомнились, мужчина взял не менее ошарашенную девушку под локоть и повёл в сторону стоянки, где была его машина. Тишины хватило секунд на десять.

- Ты! Какого?! Что ты вообще здесь делаешь?
- Вытаскиваю из неприятностей любимую сестрёнку нашего лучшего танцора, как видишь.
- Тебя никто не просил!
- Да.
- Пусти меня, немедленно!
- Ты меня ещё ударь, - хмыкнул мужчина, сильнее сжимая правый локоть девушки.

Харука ударила, коротко и зло, стараясь попасть в печень. Ударила левой, сломанной рукой. Охранник охнул и согнулся, но Тэно было не до этого: организм не выдержал подобного надругательства, ощущения пробили блокаду, и сознание девушки заполнила боль. Когда её опрокидывали и прижимали к асфальту, она не сопротивлялась – не понимала, что происходит. Мужчина навалился сверху, зафиксировав обе руки в запястьях.

- И? Что теперь с тобой делать?

Харука застонала. Шимоно встал сам и рывком поднял девушку с земли. Когда он тащил её к машине, она только тихо поскуливала.

- Алло, Джед? Я в больницу, у твоей сестрёнки совсем нет мозгов. Да, спасибо. Левая рука в хлам. Сам забирай. Давай, до встречи.

- Хару, детка, да что ж такое-то? Ты совсем сошла с ума! Врачи говорят, что рука, скорее всего, не восстановится! Как же ты будешь в гонках-то участвовать! Ты же так любишь скорость…
- Заткнись, Шин, и без тебя тошно.
- Но как ты умудрилась? Зачем ты Широ ударила, да ещё сломанной рукой? И что я теперь скажу на работе, у меня сегодня выступление должно быть… Но ты не переживай, мы что-нибудь придумаем. Твоя команда так на тебя рассчитывает.
- Этот твой белобрысый меня достал, а правая была занята. Шин, ещё немного, и я стукну уже тебя.
- Не говори так, это ужасно, в семье люди не должны драться. Боги, когда же будет готов анализ снимка, я опаздываю…

Харука бессильно привалилась к стене. Её сводный брат, единственный родственник в этом городе, сводил её с ума своим сюсюканьем и причитаниями. Шинкиро, конечно, заботится о ней и никогда не бросит, но его эмоциональность переходила все разумные пределы. А ведь когда-то был тихий, хороший мальчик, отлично учился и хотел стать химиком – но потом неугомонной сестрёнке понадобились деньги, сначала на новый мотоцикл, затем на медиков, сейчас – на университет и снова на медиков. Шин пошёл работать в «Бисямон», тогда ещё довольно приличное заведение без вечерней программы… гвоздём которой он и стал со своими танцами. Всё-таки мужской стриптиз был редкостью даже в этом, довольно богатом на развлечение районе. А работа, тем более в таких количествах, накладывает отпечаток на характер. Хорошо хоть, догадался псевдоним взять, и теперь быстрее откликался на Джедайта, чем на данное родителями имя.

Харука думала о брате, чтобы не думать о себе, потому что когда её мысли обращались в эту сторону, хотелось выть от досады и отчаяния. Она настолько сосредоточилась на своей карьере гонщика, что совсем забросила учёбу в университете, и теперь к ней наверняка появится много вопросов. Но всё это меркло по сравнению с перспективой никогда больше не сесть за руль мотоцикла. Она не представляла своей жизни без скорости – и теперь её будущее определялось за закрытой дверью, у которой они с братом сидели.

Ожидание тянулось долго, причитания Шинкиро то затихали, то вспыхивали с новой силой, боль в руке немилосердно пульсировала. Девушка сидела с каменным лицом, ожидая приговора. Наконец дверь открылась, и из кабинета вышел пожилой врач, один из лучших хирургов центральной больницы города.

- Я сожалею, мисс, но такие повреждения не проходят бесследно. Мы сделаем всё, что в наших силах, и, возможно, нам удастся вернуть некоторую подвижность Вашей руке, но о полном восстановлении функций не может быть и речи.

Дальнейшие объяснения Харука слушала уже в пол-уха. Значит, всё. Её будущее, все планы и перспективы с треском рушились в бездну отчаяния, а глаза предательски щипало. Нет, она сильная, она справится! Перед глазами всё плыло, а на гипсе постепенно возникал знак. Сначала справа налево пошла косая черта, затем слева направо – горизонтальная, будто прорисовался локоть. Под вторую черту легла такая же третья, как поддержка и опора. И заключительным движением, перечёркивая и разрубая, шла вертикальная черта сверху вниз. Кандзи «тэ» пылал на гипсе, в глубине которого покоилось раздробленное запястье.

Тэно Харука, девятнадцати лет от роду, сидела в больничном коридоре и ревела в голос, оплакивая собственноручно разбитые мечты.

@темы: DarkKingdom, Написано, Узоры кандзи, Фанфикш