Лесное зеркало
Мы уже победили, просто это ещё не так заметно
- Эй, скоро ты там?
- Сейчас, Зеппе, уже заканчиваю, ещё пять минут!
- За пять минут я всё съем!
- За пять минут синьор заказчик головы нам оторвёт!

Зеппе рассмеялся, перекрывая тихое ворчание бурильной установки. Он уже достал нехитрую еду и разливал по стаканам мутную жидкость: всё, что от них зависело, уже сделано, так почему бы и не расслабиться? Всё равно в этой глуши заняться больше нечем. Но обед был прерван самым бесцеремонным образом.

- Как продвигается работа? – грозный бас, казалось, не имел хозяина.
- А, синьор Аоратос! К вечеру всё будет готово, - протараторил Зеппе. – Я уверен, что на этот раз мы точно определили место.
- Надеюсь, Джузеппе, надеюсь, - ответил синьор Аоратос, выходя из-за установки. – Вчера вы говорили то же самое.
- Сегодня, сегодня же, клянусь, мы доберёмся до этой воды, синьор!
- Хорошо. Я приду вечером, - ответил тот.

Фигура синьора заказчика уже давно скрылась за поворотом на ближайшую деревню, но в воздухе ещё висело молчание, только продолжала жужжать бурильная установка. Наконец Джузеппе повернулся к приятелю:
- Рио, вот ты скажи, мы зачем связались с этим сумасшедшим греком? Сидели бы сейчас дома, с семьями…
- По уши в долгах, - ровным голосом продолжил Рио. – Ты мне лучше скажи, Зеппе, ты видел, откуда он сейчас взялся?
- Нет. Там вроде никого не было.
- Чертовщина какая-то.
- Да не похож он на чёрта, черти – они мелкие… - в голосе Джузеппе не было уверенности.

***

Два месяца назад, когда на горизонте временно свободного владельца бурильной установки Джузеппе возник синьор Аоратос, представительный бизнесмен с греческими корнями, он вовсе не показался ему чёртом – скорее напротив, ангелом-спасителем не самого удачливого бурильщика. Аоратос хотел найти какую-то подземную реку, вода которой обладала чуть ли не волшебными свойствами, и заработать на розливе, но эту реку ещё надо было найти. Заказ казался ерундовым, оплата – вполне достойной и очень, очень своевременной, тем более что половину денег Аоратос заплатил вперёд. Джузеппе позвал в помощники своего приятеля Марио, к которому не раз обращался в таких случаях, и отправился в указанную Аоратосом область на севере Италии. А дальше начались чудеса. По указанным координатам никакой подземной реки не оказалось. И по вторым. И по третьим. По всем исследованиям вода под землёй была, но где именно, поймать не удавалось. Джузеппе уже ничего не понимал: река – не иголка в стоге сена, чтобы вот так потеряться. Синьор заказчик настаивал, что река где-то в этой области, да и оборудование говорило об этом. Вода была везде – кроме, разумеется, тех мест, где пробовали бурить Джузеппе и Марио.

Марио же больше всего смущало, что он никогда не мог увидеть, откуда появляется синьор заказчик. Каждый раз ему казалось, что тот возникает ниоткуда за его спиной, причём именно тогда, когда его меньше всего ждёшь. Он уже жалел, что связался с Джузеппе и греком, но всё бросить и уехать не решался: маленький город, где все всем родня, долги опять-таки… Оставалось надеяться, что на этот раз им повезло.

***

Солнце неспешно клонилось к горизонту, Марио беззастенчиво храпел под ближайшим деревом, а Джузеппе, сидя в походном кресле, насвистывал простенькую мелодию и смотрел, как плавно меняет цвета небо на востоке, краем глаза наблюдая за датчиками своей установки. Ему было хорошо и спокойно – и почти наплевать на синьора заказчика, который вот-вот должен был объявиться. Он почти уже решил для себя, что сегодня скажет Аоратосу катиться ко всем чертям, а завтра свернёт всю технику, и они с Марио наконец-то вернутся домой. Он представлял себе, как провёл сегодняшний день грек: наверняка не на лоне прекрасной, почти нетронутой природы с почти нетронутой грязью и комарами, а с комфортом, достойным его статуса, с прекрасной женщиной и в праздном ожидании, пока трудяга Джузеппе принесёт ему кучу денег вдобавок к уже имеющимся.

Его размышления были прерваны вспыхнувшим огнём водяного датчика, и в тот же момент из-за установки вывалился синьор Аоратос. Джузеппе впервые видел своего заказчика таким: взбудораженным, с растрепавшимися волосами, тяжело дышащим – но явно довольным.

- Вы её что, руками двигали, реку эту? – брякнул он. И без того почти чёрные глаза Аоратоса потемнели, лицо затвердело. «Эээ, я угадал?» - пронеслось в голове у Джузеппе, но он поспешил отбросить эту несомненно глупую мысль.
- Я же говорил, синьор, что уверен насчёт сегодня! – он постарался сгладить впечатление. – Сейчас включим насосы, и самое большее через полчаса вы сможете попробовать эту воду! Эй, Рио, вставай, работа есть!..

***

Через два часа они уже грузили в подъехавший фургон первые канистры. Экспресс-лаборатория показала, что добытая вода пригодна для питья, но синьор Аоратос настоял, что необходимы дополнительные анализы. Он расплатился с Джузеппе, и тот уже радостно предвкушал, как через пару дней вернётся домой и подарит жене то кольцо, которое обещал – настолько давно и настолько безнадёжно, что это уже стало их семейной шуткой. Марио тоже облегчённо улыбался – а кому не приятно возвращаться, да ещё и с хорошими деньгами? Синьор Аоратос заплатил вдвое против обещанного.

Собираться решили уже утром. Устроившись на последний ужин в этом месте, Джузеппе заметил неполную бутылку воды, которую Аоратос решил не забирать с собой.
- Эй, Рио, давай попробуем, ради чего мы проторчали тут два месяца?
- Уверен? У нас же только экспресс-диагностика, мало ли что там плавает…
- Ну как хочешь. Аоратос пил и в кусты потом не бегал. Как знаешь, Рио, а я попробую.
- Ладно, давай по глотку. Думаешь, заметит?
- Думаешь, ему целой реки не хватит? – приятели рассмеялись.
- Горчит немного, - разочарованно протянул Марио.
- Хм, да? А по мне так вода водой. И за что тут платить?
- Ха, это уже не наши заботы. Ну что, спать и домой?

Они легли, но сон не шёл. Джузеппе лежал в темноте и думал о Софии. О его всё ещё любимой, всё ещё обожаемой жене, подарившей ему самые счастливые минуты, самое большое горе – и самую лучшую дочь под этой луной. Он вспоминал, как они – ещё не женатые, лет десять назад или и того раньше – зашли в маленький ювелирный магазинчик. Там было кольцо, только и достойное его прекрасной подруги – и стоившее целое состояние. И он пообещал, что если София станет его женой, то он когда-нибудь купит ей это кольцо – и она рассмеялась и сказала, что с таким мужем готова прожить без украшений, ведь его любовь – лучшее украшение и большее счастье. Это было давно, но это было самым ярким воспоминанием в жизни Джузеппе. Проваливаясь в сон, он улыбался.

Марио беспокойно ёрзал. Он выспался ещё днём и не думал, что уснуть удастся быстро, но всё-таки не рассчитывал, что его опять накроет этим давним воспоминанием, мелочно-липким, постыдным и очень рельефным. Будто это сегодня он вытащил эти деньги из тайника брата, и вовсе ему самому не двадцать три, а на четырнадцать меньше, и слёзы Габри ещё только будут завтра, и мать будет ругаться на этого недотёпу, опять что-то потерявшего. Габриэль давно вырос, мать умерла пару лет назад, но в эту ночь Марио засыпал, сгорая от стыда за то, что уже давно, казалось, забыто.

***

- Так нельзя! Они же живые! Они же ещё живые!
- Лета…
- Ты понимаешь, что ты наделал?!
- И что я наделал? Ты себя видела?! Ты умирала. Или я должен был позволить тебе полностью пересохнуть?
- Это вне закона! Кто будет хранить закон, если его нарушаешь даже ты, Аид? Что скажут твои судьи?
- Закон? – Аид, в котором Джузеппе и Марио, присмотревшись, могли бы узнать «синьора заказчика», нахмурился. – Закон мёртв – и уже давно, с тех пор, как мёртвые перестали приходить ко мне на суд и делиться с тобой памятью. Так сказала Атропос, а значит, так и есть. Или ты хочешь спорить с мойрами?
- Но ты держал меня, когда бур входил в моё дно!
- И удержал! И удержу ещё, столько, сколько понадобится.
Вдруг нимфа вздрогнула, и на её бледных щеках расцвёл робкий румянец.
- Тебе лучше? – в голосе Аида сплелись тепло и властность.
- Нельзя забирать память у живых, - обречённо вздохнула Лета. - Мы провалимся в Тартар.
- Значит, Тартар придёт на землю. Я никого из них не заставлял пить твою воду. Даже не предлагал.

***

Утро выдалось недобрым. Джузеппе неторопливо переводил технику в походное положение, поминутно ругаясь и сплёвывая. Ему отчаянно не хотелось домой. София опять будет ругаться, что привёз мало денег. Да ей сколько ни привези – всё мало! Он подумал о жене. Уже с морщинками вокруг глаз, чуть раздавшаяся после родов, уставшая от постоянной бедности… Сколько они уже вместе? Больше десяти лет. Дочка, конечно, солнышко, и только ради неё и стоило возвращаться. Джузеппе помнил, что вчера чуть ли не рвался домой, едва не разорвав договор с таким выгодным заказчиком, но сегодня… Что ему там делать сегодня? Ах да, дочка…

Марио же не понимал причин паршивого настроения Зеппе. Вроде же всё хорошо, и можно будет, как вернутся, собрать родню. Уж теперь-то он им покажет, что не бесполезный шалопай, а уважаемый работник, которому и жениться не стыдно, и в глаза близким посмотреть. И брата надо позвать, давно с ним не виделись, а почему – и не вспомнить теперь.

Из-за поворота появилась колонна техники, нанятой вчера синьором Аоратосом для строительства насосной станции. Пора было возвращаться домой.

@темы: Написано